?

Log in

No account? Create an account

Категория: происшествия

Верхняя записьС верой в прошлое.
казаки кавалерия лошади
karabai96


С интересом наблюдаю, за разворачивающейся на страницах соц.сетей и в медиапространстве в целом истерию по поводу убийства царской семьи. Уж тут повыскакивали и красные и белые и прозвучало мнение церкви. Но давайте по порядку. Сначала о самом событии. Событие нашей истории, в виде бессудного расстрела, гражданских лиц, которым в совокупности объективно вменили не понятно какие преступления, по форме, сути, содержанию, отвратительно, не законно, выходит за рамки общечеловеческого восприятия номы бытия. На этом закончим с оценкой самого события. Здесь я (автор) дал свою однозначную оценку данного события, которую нельзя интерпретировать, разбить на кусочки и переиначить. С этим ВСЁ.
Я же хотел поговорить о другом. В наше общественное сознание, активно впихивается идеологема, о том, что всё можно вернуть, что можно вернуться к прежним общественно - социальным формам жизни государства. Что, можно вернуть "ту" Россию, с "хрустом французской булки". Есть и другая часть социальных историков - дебилов, которые считают что, можно вернуться во времена СССР. И то и другое есть глубокое заблуждение, введение общества и части его интеллектуальной элиты в состояние ступора, интеллектуального тупика. Дело в том, что суждения не имеющие фактической реализации в настоящем и будущем призваны создавать фон недовольства, раздражения, если хотите желание бунта "бессмысленного и беспощадного" но данные рассуждения не могут стать основой для перемен к лучшему. Вот здесь мы подходим к моменту истины. Если интеллектуальные усилия не могут стать теоретической основой для изменения жизни к лучшему то для чего они нужны?
Алкоголизация общества ведёт к вымыванию из него мужского начала. Известно что, алкоголь и мужские гормоны не совместимы. Вымывание мужского начала, ведёт к бесплодию. В том числе и интеллектуальному. Отсюда желание, стенать, брюзжать, сетовать на свою судьбу. Между тем (скажу сакраментальную фразу) мир меняется. И идёт он уже сто лет совсем не в ту сторону куда бы хотелось и большевикам и монархистам.
Позволю себе цитату из одного советского теле - мюзикла "Все ищут ответа где главный идеал, пока ответа нету копите капитал". Последние триста лет вся Европа живёт именно по этому принципу. Только Россия не в общей когорте. У нас ищут идеал, убивая друг друга. Страны победившие в последних двух мировых войнах и в Холодной войне, убедительно доказали, что тезис "копите капитал" является основополагающим, принципом современного бытия, который не только статичен по смыслу и сути (накопление) но и весьма динамичен. Принцип "копите капитал" создаёт события, генерирует настоящее и будущее. А вот прошлое, имеет для капитала значение лишь в той части в которой это прошлое влияет на настоящее. Прошлое может влиять на настоящее но оно не создаёт будущее. Для Капитала, будущее всегда важнее прошлого. Это его основной закон. Вера в прошлое обуявшее наше общество основана на страхе будущего. Всегда проще ходить в виртуальные атаки на полях прошедшего, нежели создавать будущее. А будущее это Капитал. Золотой телец. Удовлетворение основных потребностей, есть, пить, размножатся и развлекаться. Дополним "Хлеба и зрелищ" и получается идеальная картина будущего. Основная проблема боязни будущего и веры в прошлое, советизация сознания. Советское сознание, это изменённое национальное сознание опирающееся на отрицание, материальной стороны жизни и установления приоритета, высшей цели. В данном случае и русская национальная идея и советская идея совпадают по сути. Это вера в идеальную справедливость. Русское общество выросшее в условиях военного лагеря и перманентной войны, выработало стержневую идеологию в виде "справедливости" или "правды" не материальной основы бытия. Поскольку в условиях постоянной войны, материальные основы зыбки не надёжны. Та цивилизация которая победила, это цивилизация буржуа и капитала, поставившая во главу своего развития путь получения удовольствия от жизни и фатального страха смерти.
И социалисты и монархисты по своей сути люди с не рыночной психологией, СССР или монархия это ментальный кокон куда они хотят спрятаться чтобы не сойти с ума от страха перед миром Капитала.
Мир Капитала не даёт расслабиться, в нём нужно сражаться за будущее, каждый день, каждую минуту. В нём нужно постоянно думать о будущем. В нём нужно уметь получать удовольствие от жизни. А ведь в русской традиции за человека думал либо царь либо партия. Наш человек не привык думать сам о себе. Ему нужен вождь, царь, генсек, сильный президент. Тот кто, будет решать и направлять. В этом принципиальная разница между Западной и Русской цивилизацией. В Русской цивилизации стяжать Царствие Божие на земле не возможно. А Запад постоянно старается сделать подобие рая на земле. Или вы не хотите рая на земле? В Русской цивилизации, вождь гарант справедливости, а на Западе справедливость есть Капитал. КТо накопил тот и прав.
Одно не понятно. Вы же сами 30 лет назад выбрали свою судьбу, почему же сейчас вам страшно перед будущим? Вы хотели присоединиться к лагерю победившего Капитала? Так чего же дрожите? Зачем прячетесь в прошлом?
Чем больше веры в прошлое, тем меньше у вас возможностей в будущем. Подумайте об этом.

Как казаки за жеребят отомстили.
казаки кавалерия лошади
karabai96
Раб ненавидит верховую езду, верховых коней, верховую культуру, для раба всегда верховой конь символ угнетения, символ барина, символ величия. А быдло ненавидит величие, ему подавай грязь, деньги, наркотики, удовольствия, товары, айфоны.



Из Полякова "Смерть Тихого Дона" "Стояли мы в имении Галаховой, а у нее свой маленький конный заводик был. И велено мне было то имение от царских верноподданных охранять. Чтобы не сожгли они его и не разграбили. Казаки мои ни черта не делали, только целыми днями стояли, на жеребят молодых глазели. А их штук двенадцать, и все один одного лучше. Казаки в конях, сами знаете, толк понимают. Стоят они, вижу, никакие не воины и жандармы, а пахари-хлеборобы, с дедов-прадедов в коней влюбленные, с ними всю жизнь свою прожившие. Любуются на тварь Божью. А мужичков пороть не дюже-то они охочие были. По вечерам, вне службы, прямо меня спрашивали: «А за что же мы их пороть должны, коли жизню ихнюю наскрозь мы увидали? Тут, коли плетью помогать, може, кого повыше зацапить?». Прикрикивал я на них: таких, мол, разговорчиков не потерплю. А сам тоже мозгами раскидываю, мужичьи курные избы вспоминая. И казаки меня понимали, знали они, что одной я думки с ними, да вот офицер, должен сам службу сполнять и с них требовать. Одно слово - присяга! Никуда не денешься.
Вот в один прекрасный день скачет к нам какой-то чудак:
- Караул! Беда! Соседнее имение мужики грабят! Поднял я сотню по тревоге, в намет взяли, проскакали верст с пятнадцать, пока домчали, а там - чисто. Ни имения, ни мужиков, только дым от пожарища стелется да головешки догорают. Отдохнули мы от скачки, полиция пришла, нас сменила, и потрюхали мы помаленьку назад, к Галаховой. Не прошли и пяток верст, другой чудак скачет:
- Скореее! Грабят и жгут!
Прибавили мы на конях мореных. Прискакали туда - всё, как есть, разбито, сараи пожгли, в доме окна-двери повыбивали, мебель, что поломали, что утащили, перины-подушки уволокли. Вид дома такой, будто пьяные вандалы в нем хозяйничали. Подскакивает ко мне вахмистр:
- Ваше благородие, пойди-кась, глянь!
Вышел я к огородке, где жеребята были, верьте - не верьте, по нынешний день не забуду - валяются они на траве, мужики им на ногах жилы поперерезывали. И бросили невинную тварь Божью на земле кровью исходить. Пробует такой жеребенок встать, трясется весь, и снова бессильный падает. Выхватил я пистолет, пострелял их всех, чтоб не мучились, всё одно спасения им не было, обернулся, а сотни моей и след простыл. Сама наметом вслед мужикам ушла. А те, с добром потребленным, назад на подводах в свою деревню с песнями ехали. Тут их, на лужку, и накрыли мои гаврилычи. Кашу из них сделали. Подводы ихние все, как есть, поломали, в кучу свалили и подожгли. А награбленное добро заставили назад в имение на собственных горбах нести. Как только ставил принесенное добро мужик, так тут же клали его казаки мои на мать - сыру землю, и давали каждому по двадцать шомполов на память. Хотел я их утихомирить, а вахмистр мне и говорит:
- Не подходи, ваше благородие, не мешайси. Это они за жеребят метятся."

Безумная конная атака Коленкура при Бородино.
казаки кавалерия лошади
karabai96
После падения Багратионовых флешей – Курганная высота оставалась наиболее стратегически важной величиной. Наполеону было недостаточно оттеснить русских с занимаемых позиций, тем более что противник сохранял военный порядок, отходя недалеко, и готовый к новому сражению. Смять, уничтожить, полностью разгромить русские войска – вот задача, к выполнению которой настойчиво стремился французский полководец. Однако неожиданный выпад русских заставил его отложить немедленный штурм батареи Раевского на 2 часа.



Лишь к двум часам пополудни Наполеон возобновил подготовку к штурму Курганной высоты. Под шквальный огонь трехсот орудий, обстреливавших позиции русских со обоих флангов – со стороны Бородино и со стороны Семеновской – Богарне бросил на штурм три пехотные дивизии. Одновременно французская кавалерия во главе с командующим 5-м кирасирским полком О. Коленкуром с левого фланга стремилась ворваться в тыл русских оборонительных линий.



Огромная блистающая латами масса кавалерии, стала обтекать батарею Раевского. Не смотря на шквальный огонь защитников батареи, град ядер, французы все же ворвались на батарею. Ядра прошивали всадников насквозь, вырывали куски мяса из лошадей, скакали по полю калеча и убивая все на своем пути.



Построенные в плотные дивизионные колонны французские кирасиры были обречены на тяжелые потери. С точки зрения жизни и смерти это была безумная атака, в которой большинство были обречены на гибель. В этой стремительной и успешной для французов атаке погиб сам Коленкур, сдержавший данное Наполеону слово быть на высоте «живым или мертвым».







«Он умер смертью храбрых, решив исход сражения,– сказал император,– Франция теряет одного из лучших своих офицеров». Особый драматизм придает гибели 34-летнего Огюста Коленкура то обстоятельство, что перед самым походом в Россию он женился по любви на юной Бланш д'0бюссон дс Лафейяд, портрет которой в день битвы находился на его груди, под мундиром.



После сражения в большинстве полков потери были настолько велики что в строю находилось не более 10 всадников.