Category: отзывы

Category was added automatically. Read all entries about "отзывы".

казаки кавалерия лошади

С верой в прошлое.



С интересом наблюдаю, за разворачивающейся на страницах соц.сетей и в медиапространстве в целом истерию по поводу убийства царской семьи. Уж тут повыскакивали и красные и белые и прозвучало мнение церкви. Но давайте по порядку. Сначала о самом событии. Событие нашей истории, в виде бессудного расстрела, гражданских лиц, которым в совокупности объективно вменили не понятно какие преступления, по форме, сути, содержанию, отвратительно, не законно, выходит за рамки общечеловеческого восприятия номы бытия. На этом закончим с оценкой самого события. Здесь я (автор) дал свою однозначную оценку данного события, которую нельзя интерпретировать, разбить на кусочки и переиначить. С этим ВСЁ.
Я же хотел поговорить о другом. В наше общественное сознание, активно впихивается идеологема, о том, что всё можно вернуть, что можно вернуться к прежним общественно - социальным формам жизни государства. Что, можно вернуть "ту" Россию, с "хрустом французской булки". Есть и другая часть социальных историков - дебилов, которые считают что, можно вернуться во времена СССР. И то и другое есть глубокое заблуждение, введение общества и части его интеллектуальной элиты в состояние ступора, интеллектуального тупика. Дело в том, что суждения не имеющие фактической реализации в настоящем и будущем призваны создавать фон недовольства, раздражения, если хотите желание бунта "бессмысленного и беспощадного" но данные рассуждения не могут стать основой для перемен к лучшему. Вот здесь мы подходим к моменту истины. Если интеллектуальные усилия не могут стать теоретической основой для изменения жизни к лучшему то для чего они нужны?
Алкоголизация общества ведёт к вымыванию из него мужского начала. Известно что, алкоголь и мужские гормоны не совместимы. Вымывание мужского начала, ведёт к бесплодию. В том числе и интеллектуальному. Отсюда желание, стенать, брюзжать, сетовать на свою судьбу. Между тем (скажу сакраментальную фразу) мир меняется. И идёт он уже сто лет совсем не в ту сторону куда бы хотелось и большевикам и монархистам.
Позволю себе цитату из одного советского теле - мюзикла "Все ищут ответа где главный идеал, пока ответа нету копите капитал". Последние триста лет вся Европа живёт именно по этому принципу. Только Россия не в общей когорте. У нас ищут идеал, убивая друг друга. Страны победившие в последних двух мировых войнах и в Холодной войне, убедительно доказали, что тезис "копите капитал" является основополагающим, принципом современного бытия, который не только статичен по смыслу и сути (накопление) но и весьма динамичен. Принцип "копите капитал" создаёт события, генерирует настоящее и будущее. А вот прошлое, имеет для капитала значение лишь в той части в которой это прошлое влияет на настоящее. Прошлое может влиять на настоящее но оно не создаёт будущее. Для Капитала, будущее всегда важнее прошлого. Это его основной закон. Вера в прошлое обуявшее наше общество основана на страхе будущего. Всегда проще ходить в виртуальные атаки на полях прошедшего, нежели создавать будущее. А будущее это Капитал. Золотой телец. Удовлетворение основных потребностей, есть, пить, размножатся и развлекаться. Дополним "Хлеба и зрелищ" и получается идеальная картина будущего. Основная проблема боязни будущего и веры в прошлое, советизация сознания. Советское сознание, это изменённое национальное сознание опирающееся на отрицание, материальной стороны жизни и установления приоритета, высшей цели. В данном случае и русская национальная идея и советская идея совпадают по сути. Это вера в идеальную справедливость. Русское общество выросшее в условиях военного лагеря и перманентной войны, выработало стержневую идеологию в виде "справедливости" или "правды" не материальной основы бытия. Поскольку в условиях постоянной войны, материальные основы зыбки не надёжны. Та цивилизация которая победила, это цивилизация буржуа и капитала, поставившая во главу своего развития путь получения удовольствия от жизни и фатального страха смерти.
И социалисты и монархисты по своей сути люди с не рыночной психологией, СССР или монархия это ментальный кокон куда они хотят спрятаться чтобы не сойти с ума от страха перед миром Капитала.
Мир Капитала не даёт расслабиться, в нём нужно сражаться за будущее, каждый день, каждую минуту. В нём нужно постоянно думать о будущем. В нём нужно уметь получать удовольствие от жизни. А ведь в русской традиции за человека думал либо царь либо партия. Наш человек не привык думать сам о себе. Ему нужен вождь, царь, генсек, сильный президент. Тот кто, будет решать и направлять. В этом принципиальная разница между Западной и Русской цивилизацией. В Русской цивилизации стяжать Царствие Божие на земле не возможно. А Запад постоянно старается сделать подобие рая на земле. Или вы не хотите рая на земле? В Русской цивилизации, вождь гарант справедливости, а на Западе справедливость есть Капитал. КТо накопил тот и прав.
Одно не понятно. Вы же сами 30 лет назад выбрали свою судьбу, почему же сейчас вам страшно перед будущим? Вы хотели присоединиться к лагерю победившего Капитала? Так чего же дрожите? Зачем прячетесь в прошлом?
Чем больше веры в прошлое, тем меньше у вас возможностей в будущем. Подумайте об этом.
promo karabai96 november 2, 2012 16:35 11
Buy for 10 tokens
Были ли донские казаки "рыцарями православия"? Современный идеологический флер витающий вокруг донских казаков, совершенно не соответствует реальной истории донцов. Если бы я стал собирать, все факты, укладывающиеся в эту тему в одну публикацию, то получилась бы увесистая книга. Потому…
казаки кавалерия лошади

Австралийская легкая кавалерия на полотнах Гарольда Септимуса Пауэра

В продолжении темы об австралийской легкой кавалерии, которая была отлично отображена в одноименном фильме, хочу познакомить вас с замечательным художником, Гарольдом Семптимусом Пауэром, на работах которого в некоторой степени строился изобразительный ряд, упомянутой картины.


Австралийский художник-анималист и иллюстратор, официальный военный художник в годы первой мировой войны.
Септимус (именно это имя стало официальным именем художника) родился в Новой Зеландии в городе Данедин. Его родителями были англичанин Питер Пауэр и Джейн Амерс, которая была родом из Шотландии. Из Англии они приехали в австралийский штат Виктория, где познакомились и поженились, но позже переехали в Новую Зеландию, где и родился Септимус.
Когда мальчик был совсем маленьким, его семья, в которой было восемь детей, вернулась в Австралию и поселилась сначала в Брауншвейге, а затем в Хэмптоне, недалеко от Мельбурна. Отец Септимуса был не только шляпным мастером, но и художником, и даже преподавал рисование в школе Брауншвейга, однако, несмотря на очевидные художественные способности сына и его интерес к живописи, он был категорически против, чтобы тот посвятил свою жизнь искусству. А Септимус еще в школе «иллюстрировал» свои учебники собственными рисунками. Поэтому не удивительно, что в возрасте 14 лет парень убежал из дома, чтобы продолжить карьеру в качестве художника.

портрет




Поскольку Септимус с особым интересом, и даже можно сказать, со страстью любил рисовать животных, особенно лошадей, он пытался найти работу, чтобы она была связана с животными. Сначала он помогал поставщику мяса развозить на фургоне продукцию и при этом зарисовывал головы животных, наблюдая их на скотобойне, позже он работал помощником ветеринара. Именно этот безымянный ветеринар, увидев рисунки юноши, посоветовал ему продолжать занятия живописью. Впрочем, биографы художника пишут, что Пауэр получил художественное образование почти формально, практически он был художником-самоучкой. Что не помешало добиться ему немалых успехов в карьере!

В возрасте семнадцати лет Пауэр вернулся в Мельбурн, где в течение короткого времени учился у пейзажиста Уолтера Уитерса (Walter Herbert Withers, 22 октября 1854 — 13 октября 1914). Септимус очень сдружился с Уитерсом, который, в свою очередь, поговорил с отцом юноши о даровании его сына, после чего Пауэр получил «благословение» отца. Первые работы художника, например, «Теплый день» (Afternoon Heat, 1896), находились под влиянием работ Уитерса.

женщины берег

В 1896 году Пауэр впервые выставил свои работы и сразу же достиг большого успеха. На выставке молодых художников Коллингвуда в 1896 году художник выиграл серебряную медаль.
В 1898 году Пауэр переехал в Аделаиду, где был принят на работу иллюстратором в несколько изданий, изображая местную самобытность и уличные сцены. Он занимался политической карикатурой, остроумно изображая шаржи на политиков, а для известного журнала «Бюллетень» рисовал своих любимых лошадей.
В Аделаиде Септимус подружился со своим ровесником, художником Хансом Хейсеном (Hans Heysen, 8 октября 1877 – 2 июля 1968). Вместе они писали пейзажи холмов Аделаиды и продавали свои работы через местного арт-дилера.
В 1899 году Пауэр выставлялся в Арт-клубе Мельбурна, получив хорошие отзывы и завоевав призы – серебряную и золотую медали, одну за пейзажи, другую за рисунки животных.

К началу ХХ века художник был уже хорошо известен своими изображениями лошадей.
В 1903 году Пауэр стал первым австралийским художником, получившим заказ на картину от Национальной галереи Южной Австралии. Ему было поручено написать картину с изображением лошадей за 100 гиней. В результате появилась работа «После трудового дня» (After the Day's Toil, 1904), которая продемонстрировала его лучшие качества и мастерство, как анималиста.

лошади в плугу

17 сентября 1904 года Септимус женился в Аделаиде на Изабель Лауре Баттерворт. Это торжественное событие произошло накануне отъезда в Европу, где художник решил продолжить художественное образование.

Европа

В 1905 году Пауэр с женой отправился в путешествие. С этого отъезда начался долгий период в жизни художника, во время которого он проводил свою жизнь между Австралией и Англией, вернувшись на родину на постоянное жительство только в середине 1930-х годов.
Молодая семья поселилась в Париже, где практически «самоучка» Пауэр поступил в Академию Джулиана, там он учился в течение двух лет у Жана-Поля Лоренса, который приветствовал и всячески поощрял любовь студента к живописи животных, особенно лошадей.

охота



Septimus Power Ploughing.

Окончив учебу в 1907 году, Пауэр перебрался в Лондон, где вскоре завоевал репутацию отличного художника-анималиста. Его даже стали сравнивать и называть «конкурентом» великого английского живописца-анималиста Джорджа Стаббса (George Stubbs, 1724-1806). Пауэр стал регулярно получать заказы от богатых английских покровителей, открыл студию, где «с радостью предавался своей страсти к животным».

Художник стал регулярно выставляться в Королевской Академии (и участие в этих престижных выставках продолжалось на протяжении всей его карьеры). Септимус стал членом Общества художников-анималистов, Королевского института художников-акварелистов и Королевского института художников масляной живописи.

В 1913 году Пауэр вернулся в Австралию и привез с собой большую коллекцию картин, сделанных за восемь лет жизни за рубежом. Первая персональная выставка художника состоялась в Мельбурне в июне 1913 года. На ней были представлены картины маслом и акварели сельских пейзажей, которые, впрочем, использовались в качестве фона для жанровых и бытовых сцен труда, отдыха или охоты, в которых главными персонажами были лошади.
На выставке, например, была представлена картина «Оленья охота Эксмура» (Stag Hunt Exmoor), которая экспонировалась на выставке Королевской Академии в Лондоне в 1911 году, а после выставки в Мельбурне была приобретена Национальной галереей Виктории.

Вслед за первой выставкой в том же году состоялась еще одна выставка в Аделаиде в галерее «Athenaeum». Газета «Век» (The Age) писала, что такой "свежей и вдохновляющей коллекции у нас городе не было на протяжении многих лет". После такого ошеломляющего успеха Пауэр в марте 1914 года вернулся в Англию, а вскоре началась первая мировая война.

Война

Начало Первой мировой войны застало Пауэра в Англии. Из Лондона Пауэр отправился с австралийской Императорского корпуса (the Australian Imperial Force - AIF) в Галлиполи, где в 1915 году происходила крупная битва. В первый год войны были закончены крупные картины «Анзак» (Anzacs, 1915, Национальная галерея Виктории) и «Противник в поле зрения» (The enemy in sight, 1916, Художественная галерея Нового Южного Уэльса).

конная артиллерия

3 сентября 1917 года тридцатисемилетний художник был назначен австралийским Верховным комиссаром официальным военным художником, чтобы изображать деятельность австралийских Императорских войск на европейском «театре войны». Художник в звании почетного лейтенанта был прикреплен к 1-му дивизиону и отправлен во Францию. С сентября по декабрь этого года Септимус работал на Западном фронте.

В августе 1918 года Пауэр вернулся на фронт в компании художника Фреда Лейста (Frederick William Leist, 21 августа 1878 – 20 марта 1945) и журналиста, военного корреспондента и историка Чарльза Бина (Charles Edwin Woodrow Bean, 18 ноября 1879 - 30 августа 1968). Как вспоминал впоследствии Бин, первый вечер в расположении войск во французском городе Азбруке эта троица провела в подвале дома, поскольку немцы сильно бомбили город.

аэроплан

Пауэр пробыл на военной службе до марта 1920 года. По условиям назначения художник должен был сделать двадцать пять эскизов для Содружества, но Пауэр сделал картин примерно в семь раз больше. Как он объяснил в письме Верховному комиссару Австралии от 20 ноября 1918 года, это было его «подарком австралийской нации». Эти работы состояли в основном из рисунков и акварелей, художник написал всего несколько небольших картин маслом.

По словам историка Жана Кэмпбелла, «вся энергия и сила Пауэра выражена в его лучших военных акварелях».
Своему любимому жанру – анималистике, художник не изменял, большинство его картин изображало животных, в частности лошадей, на поле битвы. Его навыки, как анималиста, очевидны в его самой известной и узнаваемой картине - "Первая дивизия артиллерии переходит в атаку под Ипром 31 июля 1917 года" (The First Divisional Artillery goes into action before Ypres July 31st 1917, 1919). Эта картина была представлена в 1919 году в Королевской Академии художеств в Лондоне. Один лондонский критик сказал о картине: "Эта работа полна стремительности и непосредственности».

конная артиллерия.jpg 2

Впрочем, во время войны Пауэр уделял внимание и портретам.

портрет 2

В суждениях Пауэр показал себя ярым пацифистом, что не помешало ему в 1920-м году заключить контракт с австралийским военным архивом Содружества, а позже с Австралийским военным мемориалом, на следующие два десятилетия (до 1938 года) на получение заказов на военную тематику. Эти заказы были на большие картины, изображающие военную кампанию австралийской легкой кавалерии во время Первой мировой войны в Палестине в 1918 году и Зизе. Действие картин было сфокусировано на лошадях и артиллерии. Батальные картины создавались под руководством историка Бина, что обеспечило им историческую точность.

конная артиллерия

легкая кавалерия в палестине

кавалеристы 1

кавалеристы 1

Работой для Содружества и военного мемориала художник занимался на протяжении 1920-х и до середины 1930-х годов. Среди крупных известных работ Пауэра – "После прорыва вблизи Харбонньера, 9 августа 1918 года" (1920), "Верблюжий корпус в Магабе, 23 декабря 1916" (1922), "Зиза, 28 сентября 1918 года" (1922) и "Спасение оружие в Робеке, 12 апреля 1918 года" (1923).

Австралийский военный мемориал обладает самой большой коллекцией военных работ художника – примерно, пятьдесят четыре.
Художник Макс Миддлтон так описал стиль военных картин Пауэра: "Успех этих работ был основан на трех моментах. Во-первых, прилежное изучение Пауэром анатомии человека и животных и его острый глаз в определении тона и цвета натуры. Во-вторых, его способность сочетать фигуры с пейзажем и создавать яркие композиции. И, пожалуй, наиболее важный из всех моментов – его талант в создании ощущения движения и драмы».

После войны

В 1920-х годах Пауэр совершил несколько визитов в Австралию, чтобы выполнить официальные заказы, поступившие ему от правительства страны. Почти все они были связаны с военной тематикой.

В 1922 году художник написал большую фреску, состоящую из трех панелей общей длиной 15,2 метров, для Публичной библиотеки в Мельбурне. Фреска изображала военные действия на Восточном и Западном фронтах и была установлена в 1924 году.
В 1927 году Содружество поручило Пауэру в соавторстве с художником-портретистом Уильямом МакИннесом (William Beckwith McInnes, 18 мая 1889 – 9 ноября 1939) написать картину к церемонии открытия парламента в новом здании Содружества в Канберре. Картина так и называлась «Открытие федерального парламента в Канберре, 9 мая 1927 года» (Opening of Federal Parliament at Canberra, 9 May 1927, 1928). Эта картина до сих пор висит в здании парламента.

После смерти в 1930 году художника Джорджа Ламберта, который тоже обращался к темам анимализма, Пауэр стал признанным лидером Австралии в изображении лошадей.

Нужно отметить, что находясь на постоянном месте жительства в Англии, Пауэр, тем не менее, принимал активное участие в художественной жизни Австралии. В 1924 году он провел свою первую персональную выставку в галерее Хорден. В 1926 году стал членом австралийского института акварелистов. Пауэр был одним из создателей нового Арт-клуба в Мельбурне, а с 1937 по 1946 год являлся членом консервативной (по утверждению многих художников!) австралийской Академии художеств.

Последние годы

На протяжении 1930-х и 1940-х годов Пауэр плодотворно работал и регулярно выставлялся. Он принимал участие в выставках Королевских Академий Англии и Шотландии, Королевского института художников масляной живописи, Королевского общества портретистов, Королевской ассоциации акварелистов и Парижского Салона.
Пауэр пользовался огромной популярностью, и его работы продавались по очень высоким ценам (историки называют - пятьсот гиней), даже во времена Великой депрессии.

Septimus Power Spring 1937 г.

В полотнах этих десятилетий преобладали темы животных, повторюсь, в основном, лошадей, иногда художник писал портреты и даже цветочные натюрморты, скорее всего, на заказ.
В эти годы, если и можно было заметить какие-либо изменения в технике художника, возможно связанные с манерой письма или колоритом палитры, то Пауэр компенсировал их откровенно сентиментальной тематикой картин, как, например, «Лето» (Summertime, 1935, галерея Южной Австралии) или «Труженики» (The Toilers, 1940, Национальная галерея Виктории). Впрочем, тематическую многогранность художника можно увидеть и в других его работах, в частности, "Ферма в Сомерсете" (Farm, Somerset, 1928), "Табор" (Gypsy Camp, 1930), "Музыкант" (The Musician, 1944) и "Птичник" (The Aviary, 1948).

С 1940 года Пауэр стал преподавал живопись, давая частные уроки. Один из его учеников, художник-пейзажист Макс Миддлтон, работающий в традиционном стиле, написал в 1974 году эссе «Искусство Септимуса Пауэра», которое явилось первой монографией о жизни и творчестве художника.

Для составления поста использована публикация http://www.liveinternet.ru/users/2010239/post158146422