Category: дети

казаки кавалерия лошади

С верой в прошлое.



С интересом наблюдаю, за разворачивающейся на страницах соц.сетей и в медиапространстве в целом истерию по поводу убийства царской семьи. Уж тут повыскакивали и красные и белые и прозвучало мнение церкви. Но давайте по порядку. Сначала о самом событии. Событие нашей истории, в виде бессудного расстрела, гражданских лиц, которым в совокупности объективно вменили не понятно какие преступления, по форме, сути, содержанию, отвратительно, не законно, выходит за рамки общечеловеческого восприятия номы бытия. На этом закончим с оценкой самого события. Здесь я (автор) дал свою однозначную оценку данного события, которую нельзя интерпретировать, разбить на кусочки и переиначить. С этим ВСЁ.
Я же хотел поговорить о другом. В наше общественное сознание, активно впихивается идеологема, о том, что всё можно вернуть, что можно вернуться к прежним общественно - социальным формам жизни государства. Что, можно вернуть "ту" Россию, с "хрустом французской булки". Есть и другая часть социальных историков - дебилов, которые считают что, можно вернуться во времена СССР. И то и другое есть глубокое заблуждение, введение общества и части его интеллектуальной элиты в состояние ступора, интеллектуального тупика. Дело в том, что суждения не имеющие фактической реализации в настоящем и будущем призваны создавать фон недовольства, раздражения, если хотите желание бунта "бессмысленного и беспощадного" но данные рассуждения не могут стать основой для перемен к лучшему. Вот здесь мы подходим к моменту истины. Если интеллектуальные усилия не могут стать теоретической основой для изменения жизни к лучшему то для чего они нужны?
Алкоголизация общества ведёт к вымыванию из него мужского начала. Известно что, алкоголь и мужские гормоны не совместимы. Вымывание мужского начала, ведёт к бесплодию. В том числе и интеллектуальному. Отсюда желание, стенать, брюзжать, сетовать на свою судьбу. Между тем (скажу сакраментальную фразу) мир меняется. И идёт он уже сто лет совсем не в ту сторону куда бы хотелось и большевикам и монархистам.
Позволю себе цитату из одного советского теле - мюзикла "Все ищут ответа где главный идеал, пока ответа нету копите капитал". Последние триста лет вся Европа живёт именно по этому принципу. Только Россия не в общей когорте. У нас ищут идеал, убивая друг друга. Страны победившие в последних двух мировых войнах и в Холодной войне, убедительно доказали, что тезис "копите капитал" является основополагающим, принципом современного бытия, который не только статичен по смыслу и сути (накопление) но и весьма динамичен. Принцип "копите капитал" создаёт события, генерирует настоящее и будущее. А вот прошлое, имеет для капитала значение лишь в той части в которой это прошлое влияет на настоящее. Прошлое может влиять на настоящее но оно не создаёт будущее. Для Капитала, будущее всегда важнее прошлого. Это его основной закон. Вера в прошлое обуявшее наше общество основана на страхе будущего. Всегда проще ходить в виртуальные атаки на полях прошедшего, нежели создавать будущее. А будущее это Капитал. Золотой телец. Удовлетворение основных потребностей, есть, пить, размножатся и развлекаться. Дополним "Хлеба и зрелищ" и получается идеальная картина будущего. Основная проблема боязни будущего и веры в прошлое, советизация сознания. Советское сознание, это изменённое национальное сознание опирающееся на отрицание, материальной стороны жизни и установления приоритета, высшей цели. В данном случае и русская национальная идея и советская идея совпадают по сути. Это вера в идеальную справедливость. Русское общество выросшее в условиях военного лагеря и перманентной войны, выработало стержневую идеологию в виде "справедливости" или "правды" не материальной основы бытия. Поскольку в условиях постоянной войны, материальные основы зыбки не надёжны. Та цивилизация которая победила, это цивилизация буржуа и капитала, поставившая во главу своего развития путь получения удовольствия от жизни и фатального страха смерти.
И социалисты и монархисты по своей сути люди с не рыночной психологией, СССР или монархия это ментальный кокон куда они хотят спрятаться чтобы не сойти с ума от страха перед миром Капитала.
Мир Капитала не даёт расслабиться, в нём нужно сражаться за будущее, каждый день, каждую минуту. В нём нужно постоянно думать о будущем. В нём нужно уметь получать удовольствие от жизни. А ведь в русской традиции за человека думал либо царь либо партия. Наш человек не привык думать сам о себе. Ему нужен вождь, царь, генсек, сильный президент. Тот кто, будет решать и направлять. В этом принципиальная разница между Западной и Русской цивилизацией. В Русской цивилизации стяжать Царствие Божие на земле не возможно. А Запад постоянно старается сделать подобие рая на земле. Или вы не хотите рая на земле? В Русской цивилизации, вождь гарант справедливости, а на Западе справедливость есть Капитал. КТо накопил тот и прав.
Одно не понятно. Вы же сами 30 лет назад выбрали свою судьбу, почему же сейчас вам страшно перед будущим? Вы хотели присоединиться к лагерю победившего Капитала? Так чего же дрожите? Зачем прячетесь в прошлом?
Чем больше веры в прошлое, тем меньше у вас возможностей в будущем. Подумайте об этом.
promo karabai96 november 2, 2012 16:35 11
Buy for 10 tokens
Были ли донские казаки "рыцарями православия"? Современный идеологический флер витающий вокруг донских казаков, совершенно не соответствует реальной истории донцов. Если бы я стал собирать, все факты, укладывающиеся в эту тему в одну публикацию, то получилась бы увесистая книга. Потому…
казаки кавалерия лошади

Еще раз о детях боярских, о крепостных и так далее ...

Расшатанная психика наших "народных" историков не имеющих не то что, профильного, но и прсто гуманитарного образования, кажется не выдерживает прстого набора фактов, который может изложить настоящий историк. В связи с этим я полностью публикую статью корифея русской исторической науки профессора Московского императорского университета, господина Ключевского, о формировании служилых классов в Московии. Это важно знать, для понимания этногенеза донских казаков особенно с учетом того, что огромная, значительная часть служилых людей Московии были не великорусского происхождения как минимум 500 ордынских фамилий. И приведенное вооружение и снаряжение воинов Московии азиатского в не европейского типа. Учитывая неоспоримое влияние служилых людей Московии на донское казачество, можно выдвинуть гипотезу, что тюркский компонент поступал как с севера из Московии, так и с востока и юга. Итак читаем и просвещаемся.






Ключевский В. История сословий в России: Полный курс лекций

Дети боярские городовые. Происхождение этого звания. — Разверстка службы между городовыми чинами по десятням в XVI и XVII веках. — Отношение поместного землевладения к вотчинному. — Поместные оклады и поместные дачи. — Отличие городового чиновного деления от московского и думного. — Влияние военного устройства Московского государства на сословно-географическое размещение русского общества.

Дети боярские городовые. Происхождение этого звания. Термина дети боярские не понимали уже в XVII веке, когда его не умел объяснить и Котошихин. Но происхождение его объясняется довольно просто. В удельных княжествах образовалось очень много боярских фамилий, т.е. служилых родов, члены которых бывали в звании бояр. Но звание боярина обыкновенно жаловалось служилым людям уже в зрелых летах, притом не всем членам боярских фамилий. Члены боярского рода, еще не получившие звания бояр, в удельное время назывались детьми боярскими, которые стояли выше простых вольных слуг или дворян. С исчезновением уделов только знатнейшее удельное боярство перешло в Москву. Члены боярских родов, не носившие этого звания, остались на местах, нося звание детей боярских, как бы кандидатов на боярство.
Но мы видели, что большая часть боярских фамилий, записанных в боярскую родословную книгу XVI века, не провели [70] в продолжение всего этого столетия ни одного члена в Думу. Таким образом, большая часть старых боярских фамилий удельного времени перестала принадлежать к действительному боярству. Члены этих, так сказать, заштатных боярских фамилий рождались и умирали в продолжение целого века с лишком в звании детей боярских. Таким образом, сын боярский становился синонимом провинциального служилого человека. Некоторых из этих городовых детей боярских брали в столицу «во двор», т.е. для дворцовой службы. С половины XVI века или раньше эти дети боярские получили название дворовых или дворян. Так дворянин, прежде означавший слугу вольного небоярского происхождения и потому
стоявший ниже сына боярского, теперь превратился в придворное звание, в которое возводились только некоторые городовые дети боярские. Благодаря тому, звание детей боярских стало низшим провинциальным чином. Высшие чины провинциального дворянства стали зваться детьми боярскими дворовыми и выборными дворянами. Некоторые из них дослуживались до столичного дворянства и в чине московских дворян назывались дворовыми дворянами или дворянами большими.
Разверстка службы между городовыми чинами по десятням в XVI и XVII веках. Теперь посмотрим, как развёрстывалась служба между служилыми людьми и как они верстались поместными окладами. Для того и другого назначались смотры или разборы. Смотр служилым людям уезда производился полковыми воеводами на походе, или особо назначаемыми ревизорами, разборщиками, которые в мирное время приезжали в уезды и созывали на съезд все уездное дворянство. Разбор и верстанье служилых людей производились посредством допроса выборных их представителей, которые назывались окладчиками. Их выбирали, смотря по надобности, в числе четырех, пяти и даже более десяти человек. При вступлении в должность они приносили присягу. В каждом уезде это была как бы коллегия уездных предводителей дворянства. Они обязаны были сообщать о дворянах своего уезда все сведения, какие были нужны присланному из столицы разборщику. Руководствуясь их показаниями, разборщик назначал каждому дворянину род службы, назначал беспоместным дворянам поместные оклады, составлял список всех служилых людей уезда, разделяя их на чины и чины на статьи, подробно обозначая как оклад, так и род службы каждого человека. Эти списки носили название десятень. Несколько их дошло до нас еще от XVI века. XVII столетие оставило их нам сотни. Ни один из них не издан1.
[71] Изучение этих списков открывает приемы разверстки службы и окладов между служилыми людьми. Согласно обоим основ-
1 Это утверждение относится к 1886 г. С1890 г. Московский архив министерства юстиции, в котором хранятся десятни, издал несколько археологических работ о десятнях. Некоторое количество их, в выдержках и полностью, напечатано также в изданиях местных архивных комиссий.

ным правилам разверстки, поместные оклады назначались по качеству службы или боевой годности, и наоборот — качество службы и степень боевой годности определялись прежде назначенными окладами. Боевая годность определялась четырьмя способами.
1) Разборщик спрашивал окладчиков про служилого человека, каков он собою? Если ему говорили, что он собою молод или «молодец», ему назначали хороший оклад; если говорили, что он собою худ, т.е. стар или слаб, его писали в низший разряд. Так встречаем выражения окладчиков: «Собою молод и окладу того стоит».
2) Разборщик спрашивал, каков служилый человек своею головою? Если окладчики говорили, что он своею головою добр или середний, это значило, что он имеет хорошие материальные средства и хорошо ведет свое земельное хозяйство, имеет хорошее вооружение, коней, боевых холопов; словом, хорошее походное об заведение и способен нести добрую походную службу.
3) Разборщик спрашивал, каков служилый человек отечеством? Если ему говорили, что он отечеством добр, это значило, что отец его служил в хорошем чине, например, выборным дворянином, и, следовательно, мог передать сыну боевой навык и боевые средства.
4) Разборщик спрашивал, каков служилый человек своею службой, т.е. бывал ли он прежде в походах, приобрел ли боевую опытность или только что выступает на служебное поприще?
[72] Руководясь этой оценкой, разборщик писал одних в низший чин детей боярских городовых, назначая им служить службу «осадную» либо «ближнюю», состоявшую в защите ближней границы. Других писал в чин детей боярских дворовых, назначая им службу «дальнюю», состоявшую в далеких походах, которые требовали хорошего походного прибора и больших расходов. Наконец, третьих зачислял в чин дворян выборных, которые кроме дальних походов очередными партиями призывались в Москву для исправления разных придворных обязанностей.
Служилый человек, признанный добрым и собою, и по отечеству, и даже по службе, иногда возражал разборщику, желавшему записать его в высший разряд, говоря: «На службе быть мне не с чего: бобылишки и крестьянишки мои худы, а сам я беден», и просил записать его в низший чин. Для примера приведем из Ко- ломенской десятни 1577 г. описание службы одного дворового сына боярского второй статьи: «Поместный оклад 350 четей; быти ему на службе на коне в панцире, в шеломе, в саадаке (с луком и стрелами), в сабле да три человека (боевые холопы) на конех в пан-сырех, в шапках железных, в саадакех, в саблех с копьи да три кони простые, да человек о дву меринех в кошу (в обозе с запасами)».
Сообразно с прежней службой и степенью боевой годности назначались служилым людям разных чинов различные размеры поместных окладов. Впрочем, в разных уездах и общие нормы чиновных окладов были не одинаковы: это зависело от густоты служилого населения. В Московском уезде оклады вообще были мельче, чем в Ряжском, потому что первый уезд был гуще заселен служилым людом, чем последний. В каждом уезде оклады различались по чинам. Но так как к поместным окладам в подспорье назначались еще и оклады денежного жалованья, которое выдавалось обыкновенно перед походом, то, благодаря различным комбинациям поместных и денежных окладов, каждый чин распадался на несколько статей. Возьмем упомянутую десятню Коломенского уезда 1577 г. В Коломенском уезде не было «выбора»: служили только дворовые и городовые дети боярские. Поместные оклады дворовых людей были от 400 до 200 четей, т.е. от 600 до 300 десятин; денежные — от 14 до 8 рублей (от 840 до 480 рублей в ценах XIX века). По размерам этих окладов дворовые люди распадались на 14 статей. [73] Городовым людям назначались оклады от 300 до 100 четей; денежный оклад — от 14 до 6 рублей. Всего было более 20 статей.
[74] Городовые дети боярские служили либо на конях, либо пешие. В первом случае они ходили лишь в ближние походы для защиты ближайших границ, во втором — не ходили в походы, а составляли гарнизон. Дети боярские дворовые служили везде на конях. Они либо также ходили в ближние походы, либо, смотря по состоятельности, назначались и в дальние. Наконец, выборные дворяне, высший разряд провинциального дворянства, не только исполняли все службы низших чинов, но и отправлялись в редкие, особенно тяжелые и отдаленные походы, например, через всю степь против Крыма. В такие походы изо всех уездов выбирались только отборные служилые люди, составлявшие выбор. Так, в 1533 г. царь приговорил послать на крымские улусы боярина Шереметева с детьми боярскими московских городов выбором, из смоленских выбрать лучших слуг, а из северских городов, ближайших к месту назначения, всех поголовно.
Отношение поместного землевладения к вотчинному. Итак, поместные оклады назначались по чинам, как чины назначались по службе, т.е. по боевой годности и по заслугам. Но количество четвертей, назначенное в оклад, не всегда бывало действительным поместным владением служилого человека. От оклада надобно отличать поместную дачу. Оклады назначались по чинам, но размеры дач соображались с тем, имел ли служилый человек вотчину или нет. Если он не имел вотчины, ему давали во владение полный оклад; если он имел вотчину, то ему давали в дачу только часть оклада. Вотчина служила подспорьем к поместью.
Поместные оклады и поместные дачи. Можно найти указание и на отношение дач к поместным окладам. Возьмем десятню Елецкого уезда 1622 г., в которой при поместных окладах обозначены и действительные дачи. Сосчитав те и другие, найдем, что средний поместный оклад дворовых детей боярских (выборных там не было) был 240 четвертей, городовых — 93, новиков, т.е. только что поступивших на службу и вновь верставшихся поместьями, — 79 четвертей. Всего назначено было в оклады 878 служилым людям уезда 123 230 четвертей. Но так как у многих из них были более или менее значительные вотчины, то в действительное владение этим служилым людям было отведено всего 53 570 четвертей. Итак, оклад относился к даче как 2,3 к 1. Отсюда можно обозначить такой формулой отношение оклада к даче: оклад по чину, дача по вотчине. Оклад находился в прямом пропорциональном отношении кчину, дача — в обратно пропорциональном к вотчине. Чем выше чин, тем выше оклад; чем больше вотчина, тем меньше дача.
Отличие городового чиновного деления от московского и думного. Так обозначилось служебное и поземельное различие между чинами провинциального дворянства. Легко заметить основание этого деления, отличное от того, на котором держалась иерархия думных и московских чинов. Отношение чинов городовых к думным и московским можно выразить такой формулой:
чины думные — по отечеству, чины московские — по отечеству и службе, чины городовые — только по службе.
Теперь предстояло бы решить нам вопрос: как описанное устройство столичного и провинциального дворянства подействовало на склад общества, на его местное географическое размещение. Нет достаточно данных, чтобы сказать, какое количество земли роздано было в поместное владение в XV, XVI и XVII веках, где это поместное владение было распространено шире, где меньше.
Влияние военного устройства Московского государства на сословно-географическое размещение русского общества.
[75] Мы не можем представить себе живо весь склад, какой получило общество, когда поместная система вместе с военным строем достигла полного развития. Мы можем только почувствовать, изучая этот строй, что все Московское государство (может быть, за исключением немногих местностей) покрылось более или менее густым слоем служилых вотчинников и помещиков, вооруженных и всегда готовых подняться в поход. Почти вся территория Московского государства устроена была, как обширный лагерь, который был обращен фронтом в три стороны — на запад, юг и восток. Но есть один способ по данным позднейшего времени представить себе, какое действие оказал описанный военный склад служилого класса на географическое размещение русского общества. Я попытаюсь изложить вам эти данные и указать на то, о чем говорят они.
Мы имеем подробные списки крепостных крестьян по ведомостям IV ревизии, которая была произведена в 1782 г. Крепостное население распределено было по губерниям не с одинаковой густотой и составляло неодинаково высокий процент всего сельского населения губернии. Если выписать губернии в каком-нибудь порядке с обозначением этого процента, то, при первом взгляде, колебания его, по-видимому, ничего не говорят. В самом деле, что можно извлечь, например, из того, что в Московской губернии крепостное население во время IV ревизии составляло 66% всего населения губернии, Вятской — всего 2%, Пермской — 33%? Что крепостное население не везде было одинаково густо, это известно и понятно. Но в каком порядке оно разместилось и какие исторические условия действовали на это размещение?
Ответ на этот вопрос не дается при первом взгляде на цифры. Но расположим губернии, начиная с Московской, по группам, в порядке их близости к последней, обозначая процент крепостного населения в каждой группе.
I. Московская — 66%, Владимирская — 67%.
II. Смоленская, Калужская, Тульская, Рязанская, Нижегород
ская, Костромская, Ярославская и Псковская — 83—69%, Твер
ская — 64%.
III. Орловская, Саратовская, Тамбовская, Пензенская, Сим
бирская, Новгородская — 68—45%, Вологодская — 34%.
IV. Курская, Воронежская, Казанская, Пермская, Уфимская —
-47—18%.
В этом перечне нет юго-западных и западных губерний: они не были территорией Московского государства, и строение общества находилось там под действием других условий. Обозначенные губернии определяют территорию Московского государства.
Что значат эти цифры? Очень густой процент крепостного населения в двух губерниях первой группы; это самый центр Московского государства, где помещались его главный штаб и постоянная квартира его верховного вождя. Здесь крепостной процент очень густ, но есть местности, где он еще гуще. Легко заметить, что такое губернии второй группы — они поясом окаймляют две центральные. В них процент значительно гуще, чем в последних. Это первая боевая линия, окружавшая штаб, первая оборонительная цепь и потому самая густая. Над укреплением ее всего более работали. Когда эта цепь разрывалась, Московское государство становилось неспособным защищаться. Как скоро татары прорывались сквозь эту линию, Москва погибала. Припомним географическое отношение губерний третьей группы ко второй. Заметим, что они составляют также кольцо, оцепляющее первый пояс. Здесь процент крепостного населения ниже второй группы и приближается к тому, какой мы видели в центральных губерниях. Это вторая боевая линия, об укреплении ее менее заботились и оставляли для него меньше боевых сил.
[76] Надобно обратить внимание на то, что как в первом, так и во втором поясе, окружавшем московско-владимирский центр, встречается по одной губернии, где процент крепостного населения гораздо ниже, чем в других губерниях одного с ней пояса. Таковы в первом поясе Тверская, во втором — Вологодская. Обе эти губернии северные. Таким образом, обе боевые цепи, окружавшие центр, заметно редели, потому что здесь меньше было нужды в обороне. Процент крепостного населения от Москвы к северу вообще быстро падал: в Московской — 66%, в Тверской — 64%, в Новгородской — 55%, в Олонецкой — 6%, в Архангельской почти не было крепостных. Наконец, четвертая группа составляла третью цепь, которая окаймляла вторую. Эта цепь не сплошная. Вы видите, что ряд этих губерний не соединяется в непрерывное территориальное пространство. Эта цепь, на укрепление которой оставалось всего менее боевых сил, была передовой оборонительной линией и состояла из отдельных, разорванных звеньев, которые обращены были против разбросанных восточных, юго-восточных и южных инородцев — татар крымских, ногаев, башкир и др. — и защищали отдельные окраины, наименее угрожаемые. Вот почему в этой последней разорванной цепи и крепостной процент падает до низкой степени — до 18.
[77] Итак, что такое эти три кольца, окаймлявшие московско-владимирский центр? Это три боевые цепи, густота которых уменьшалась по мере удаления от центра. Следовательно, они представляют собою три степени напряжения боевых сил для защиты государственного центра. Еще в XVI и XVII веках государство защищалось не столько укреплениями, сколько людьми, дворянской поместной милицией. Крепостное население своей густотой должно указывать, где эти боевые силы дворянской милиции сосредоточены были наиболее. Боевая крепость уезда определялась не количеством дворян, а количеством ратных сил, находившихся в уезде. В ином уезде было не много дворян, но каждый был способен вывести в поход по несколько сот и даже тысячи. Курбский говорит, что князья Одоевские и другие водили со своих вотчин и поместий тысячи вооруженных слуг. Итак, уезд, в котором был десяток таких крупных землевладельцев-дворян, выводивших в поле целый корпус, в боевом отношении был сильнее уезда, в котором была тысяча мелких дворян, из коих каждый являлся в поход с одним холопом или даже одиноким. Но количество выводимых людей определялось количеством пахотной земли: с каждых 150 десятин шел вооруженный конный ратник. Количество пахотной земли зависело от количества крестьян, на ней работавших. Следовательно, где гуще было крепостное население, там сильнее были сосредоточены боевые силы. Вот почему эту густоту крепостного населения и можно принять за мерило напряжения боевых сил для защиты той или другой земли Московского государства.
Ревизские сказки 1782 г. — это поздняя, но верная летопись, рассказывающая о том, как устраивалась оборона Московского государства в XVI и XVII веках, т.е. как географически размещалось общество для этой обороны. [78] Размещение крепостного населения по означенным четырем группам губерний показывает, что сильно защищен был самый центр государства, где находился штаб, руководивший его обороной. Но еще сильнее защищена была первая линия, которая кольцом огибала главный штаб. Эта линия только на севере, в Тверской губернии, представляла меньше крепости (64%). Третья линия представляла другое кольцо, огибавшее первое, но уже с меньшей крепостью. Наконец, четвертая линия представляла не сплошную цепь, а ряд разорванных звеньев, которые окружали вторую цепь. Это размещение крепостного населения концентрическими кругами вокруг Москвы в русской империи XVIII века, очевидно, вполне было следствием того устройства военных сил, какое установлено было московской политикой XVI и XVII веков, и следствием того расселения боевых землевладельцев, какое было установлено поместной системой. Эта политика размещала классы общества по соображениям стратегии, по требованиям Московского разряда, генерального штаба, окружая центр тройным оборонительным поясом, постепенно редевшим и, наконец, разрывавшимся по мере удаления от Москвы на юг, юго-запад и юго-восток. [79] Так в позднейших ревизскихданных XVIII века мы находим довольно яркий след, указывающий на то, какое влияние военный строй, установившийся в Московском государстве, оказал на сословно-географическое размещение русского общества.
казаки кавалерия лошади

Казаки и дети Боярские

Дети боярские


В ходе обсуждения, "племенного состава" Хоперского полка, вышли на другую тему. На социальную группу "детей боярских", в ходе обсуждения мной была выдвинута ошибочная версия о том, что, дети боярские верстались в казаки. Оказалось что, все наоборот. Казаки верстались в дети боярские. Поскольку это была довольно привилегированная прослойка, служилого населения.
О том, как проходило верстание, дает представление сохранившаяся в документах Разряда верстальная книга по Коротояку 157 (1648/49) г. Коротояк здесь назван "новым городом". В книге указывались происхождение и прежние занятия вновь поверстанных, от них требовалось указать службу отцов и их оклады. В первую статью (150 четвертей и 5 руб.) верстались дети детей боярских, отцы их в большинстве своем были убиты на службе, служили они в основном по Мценску и Орлу. Поверстанных по первой статье было, вероятно, 10 человек (имеются утраты). Во вторую статью (100 четвертей и 4 руб.) были поверстаны также потомственные дети боярские, отцы которых оставили прежнюю службу и служили в солдатах или казаках. Лишь один из них был "вольным человеком", сыном донского казака. Во вторую статью было поверстано 7 человек, а в третью (70 четвертей, 3 руб.) - 13, в основном казачьи дети. Эти люди называли себя "гулящими" или "свободными", "всвободными". Среди них находился и сын посадского человека. При верстании требовалось подтверждение, что они не числились ни за кем в крестьянстве и не дали на себя какие-либо крепости. Всего было поверстано 30 человек. Воевода Д. С. Яковлев "устроил" их дворовыми и огородными местами и землями из дикого поля по 15 четвертей каждому15. http://statehistory....ya-v-XVII-veke/Т.е. вывод напрашивается сам собой, значительная часть служилого сословия версталась из казаков. Впоследствии эти люди стали однодворцами, а потом их уже верстали в казаки, для переселения на Кавказ. Вот такие интересные повороты, наших представлений о формировании казачьих войск.
Дело еще в том, что в период правления Бориса Годунова, пограничная служба на южных рубежах России была разрушена, потому приходилось верстать в службу на определенных условиях кого угодно, кто мог её нести.

61515_or

Для справки кто такие дети боярские? Дети боярские, разряд мелких феодалов, появившийся на Руси в 15 в. Д. б. несли обязательную службу, получая за это от князей, бояр, церкви — поместья; не имели права отъезда. Д. б. — потомки младших членов княжеских дружин ("отроков") или же измельчавших боярских родов. С образованием Русского централизованного государства большое количество Д. б. перешло на службу в Москву. В 15 — 1-й половине 16 вв. наименование Д. б. считалось выше звания дворян, часто происходивших от несвободных княжеских слуг удельного времени. В 16 в. Д. б. делились на дворовых (часть верхов господствующего класса) и городовых (провинциальные дворяне). Термин "Д. б." исчез в ходе реформ в начале 18 в. в связи со слиянием служилых людей в один класс — дворянство. Причем, те дети боярские которые не захотели нести обязательную петровскую военную службу, стали однодворцами. Однодворцев же впоследствии в 19 веке верстали в казачью службу на Кавказ.
Важно то, что Важно вот что. То что, казаки в.т.ч. донские, проникали в другие служилые группы Московского государства. А не наоборот. Это полностью меняет взгляд на ход этногенеза Донского войска, а именно то, что не только войско принимало к себе, но и то что казаки войска, выходили в другие социальные группы, как пример дети боярские. Значительная часть дворян, южной части, Воронежской губернии, происходили из донских казаков. И даже служили в Войске офицерами. Есть свидетельство что, помощь при строительстве Белогорского монастыря Воронежской губернии, оказывала живущая неподалеку полковница, Донского войска.
Переход в 1835 году в войсковое сословие, полностью перекрыл, эту внутреннюю ротацию.
Но есть и более интересная информация. К примеру о том, что дети боярские попав к казаки впоследствии возвращались в прежний чин.
Из Разряда была послана грамота в Белгород воеводам кн. Г. Г. Ромодановскому "с товарыщи", где говорилось, что "в прошлых годех и в нынешнем во 171-м году Нового Оскола полковые казаки и стрельцы... многие в Белегороде и в Новом Осколе поверстались в дети боярские, а живут в старых своих дворех и землями и всякими угодьи владеют теми, как в казачьей службе были, без нашего государева указу, а наши государевы службы с казаками и с стрельцами не служат, и оттого многие казачьи и стрелецкие службы запустели, и ныне в казачье службе малолюдно и за малолюдством в посылки для наших государевых дел послать неково" 26 . Воеводам предписывалось впредь "без нашего государева указу" не верстать в дети боярские казаков и стрельцов.
Такое же положение с "запустением" казачьей и стрелецкой службы было и в Хотмышске, новый голова которой, Фрол Прозоров, также подал челобитную в Разряд в 1665 г. с жалобой на действия прежнего головы Ивана Амосова: "...При нем, Иване Аммосове, ис твоей великого государя службы многия стрельцы и козаки верстались в дети боярския" 27 http://ostrog.ucoz.r...acii_2/4_67.htm
Многие дети боярские, попавшие в годы Смуты в число казаков, просили о возвращении их в прежний чин. Так, например, новгородец Деревской пятины Федор Васильев сын Яковлев подал в 1616 г. челобитную, в которой писал: "...Был я, холоп твой, в казаках в Таировой станице Федорова и сидел я, холоп [89] твой, на Бронницах и на Тифине в осаде от немецких людей. А нынеча я, холоп твой, пришол в полку у князя Микиты Ондреевича Волконсково в Таирове станице Федорова, а твоево царсково жалованья не имею ни единой деньги... вели меня от Козаков отставить и вели мне служить з городом з дворяны и з детьми боярскими по старому" 53 . На челобитной помета: "Будет сын боярский, и по нем взять порука з записью и велеть з городом служить". По Федоре Яковлеве была взята поручная запись, "что ему к воровским казакам не приставать и в Крым и в Литву и в немцы... не отъехать" 54
Достаточно интересен тот факт, что росписи тех лет четко различают, казаков, детей боярских и ... черкас. Т.е. черкас и казак это не одно и то же.
В Землянске: детей боярских 129; недорослей 9; козаков 29; пушкарей 39; черкас 585; посадских 10.

В Острогожском: посадских русских 11; черкас мещан 18; детей боярских 65; станичников 41; черкас городовой службы 390.

В Воронеже: черкас 178; детей боярских 154; стрельцов 211; козаков 681; посадских 271.

В Харькове: детей боярских 55; козаков черкас полковой службы 1070; пашенных черкас 1023.

В Красном Куте: черкас полковой службы 120; мещан пахотных черкас 686.

Казаки 4

Можно сделать вывод, казаки не гнушались проникновением в высшие слои московского общества. Т.е. уже тогда, де факто, значительная часть казаков ассоциировала себя с московским государством. Если мы хотим знать правду, то вот она.
Что касаемо казаков воронежского региона, то они согласно документам не подчинялись московскому воеводе, а подчинилась казацкому голове. Истоки этой организации, лежат еще в Орде. Ведь согласно последним археологическим данным, сам Воронеж относился к улусу Джучи, под именем Оргенхузен. Часть его населения несло, конную службу, формируя отряды казаков. Проникновение в среду казаков никогда не составляло особых проблем, тем не менее, регион, удержал, первое, единый язык (донской диалект), единый тип жилища (курень или же "круглый" дом), и ряд общих бытовых обрядов (свадьба, похороны). Правда стоит оговориться что, все это при наличии минимум 9 этнографических групп.
Основное и самое важное, нигде ни в каких документах, казаки не проходят под именем беглецов разного там отребья. Наоборот, казаки имеют достаточно высокий социальный статус, который позволяет им проникать и в верхушку тогдашнего общества, в дети боярские и в выборные дворяне. Интересен сам факт, что южные города, и сам Воронеж, управлялись по вечевому принципу, т.е. у казков Кругом и общегородским вече. Это собственно говоря опровергает миф о вековом рабстве на всей территории России.
Вернемся далее к примерам из истории.
Вот история Василия Спиридонова по прозвищу Толстой, в 1664 г. отбитого в Москве у донских казаков группой дворян во главе с братом его владельца, В.Хомяковым. Во время допроса Спиридонова в Разрядном приказе выяснилось, что он был сыном сына боярского из Мценска, умершего, когда ребёнку было полтора года. До 17 лет В.Спиридонов жил у своего дяди в Мценске, но затем сбежал от него. После этого жил в Туле у Льва Хомякова в качестве холопа, был женат на его дворовой девке, а затем сбежал на Дон. После 3 лет пребывания на Дону в 1664 г. Спиридонов вместе с отрядом донских казаков вышел к Москве для участия в войне с Польшей, но во время выдачи казакам жалования был "изыман" у Разрядного приказа братом Льва Хомякова.
Донской казак Тимофей Сукин из станицы атамана А.Устинова, которая была послана в Москву в 1638 г., подал в Посольском приказе челобитную с просьбой отпустить его на время в Новгородчину, в Бежецкую пятину для свидания с родными. О себе сообщил следующее. В 1611-12 гг. во время смуты он попал в плен к литовцам, затем продан был в Турцию, откуда попал в Крым. Из Крыма он сумел бежать к казакам на Дон, у которых остался. Приехав в Москву в составе станицы он встретил своего брата Дементия Сукина(вероятно двоюродного, отчества не совпадают), от которого узнал про свою мать и братьев.Сам Т.Сукин был по происхождению сыном боярским или дворянином, поскольку в его челобитной есть такие слова: А как, государь, увижу материны очи и братей своих сыщу, и я те поры тебе, государю буду бить челом, чтоб ты меня пожаловал...О.Ю.Куц. Донское сообщество казаков в период от взятия Азова до выступления С.Разина. Глава 2. Источники пополнения донского казачества.
Кстати поверстаться в дети боярские мог и беглый холоп - В 1638 году Царю , Государю и великому князю Михаилу Федоровичу всея Руси бьет челом холоп твой мецнянинъ Богдашка Иванов сын Анисимов , в прошлом РМЕ году (1638 году) бежал государь из за меня холопа твоего стариной мой крестьянин Данка Астаховъ в нынеча государь бегаючи живет на твоем государь на Новом городе на Ефремове поверстался в дети боярские а збегвучи государь живет с Ефремова за три версы в Елецком уезде .......

Донской казак с большим носом

Таким образом можно с достаточной долей уверенности сказать, что однодворцы южных рубежей, Воронежской и Тамбовских губерний по происхождению не являлись донскими казаками в исключительном порядке, хотя следует признать что, по анализу фамилий верховых казаков и воронежско - тамбовских однодворцев, можно сказать что имело место взаимное перетекание из одного состояния в другое. Что впрочем было прекращено с установлением в 1835 году жестких сословных границ.
казаки кавалерия лошади

Лошадь спасительница

Лошадь-спасительница

34_3

«Я хочу описать один чудесный случай. Речь пойдет о моем деде Андрее Андреевиче Гуменникове. Родился он в Москве, на Башиловке, то есть рядом с ипподромом, с детства конями любовался. В 1938 окончил среднюю школу – видел только один путь, поступил в Тамбовское кавалерийское училище (кавалерия тогда была уже немногочисленной, но еще существовала как род войск). Воевал. Командовал взводом, потом взводом в разведэскадроне, затем был старшим офицером и командиром разведэскадрона. Орденами был обвешан, как елка, я знал их наизусть: два боевого Красного Знамени, три Красные Звезды, два Отечественной войны I степени, один Отечественной войны II степени.
Любовь к лошадям сохранилась у него на всю жизнь. Он помнил всех своих лошадей. Особенно одну – много раз о ней рассказывал, я запомнил слово в слово.
Ее звали Дидона, гнедая кобыла донской породы. Умница и резва – необыкновенно. Дело было в Венгрии, в 1945 году. Конники попали под артобстрел. Мчались во весь опор к укрытию – оврагу. Вдруг Дидона сделала резкий и неуклюжий прыжок. Дед понял, что она ранена. Он и сам был ранен в ногу. Жизнь зависела от того, как быстро доберутся они до укрытия. Дидона выправилась и понеслась дальше.
Добрались, наконец, до оврага. И лошадь упала мертвой. Дед осмотрел ее и увидел, что осколок снаряда вошел ей прямо в сердце. «Как она скакала, голубка, не понимаю», – заканчивал дед свой рассказ.
Я был уже взрослый. Жили мы летом на даче и спали с дедом в одной комнате. Раз я смотрю, он не спит, ворочается. «Болит что-нибудь?» – «Да нет, Саша, заснул и вижу Дидону, и что-то она волнуется, не стоит…» Я опять задремал. Открываю глаза – дед снова не спит, сидит на кровати. «Что случилось?» – «Понимаешь, Саша, только глаза закрою – Дидона! Бьет копытом и губами меня за лицо теребит». Наконец дед встал и начал одеваться. «Не могу, она мечется тудасюда по дороге! И дорога, вроде, наша, знакомая, на станцию!» Я плечами пожал, но куда пускать старика ночью одного? Пошел с ним. По дороге на станцию была небольшая роща. Именно там мы и услышали стоны… Это была моя тетя, младшая дочь нашего деда (вообще-то она была всего лет на 8 старше меня). Она ждала ребенка. Словом, поздно вечером тетя одна приехала на электричке. По пути со станции у нее начались преждевременные роды. А народу – ни души. И тьма.
Я помчался на станцию, где есть телефон. Вызвал «скорую». Пока вернулся – машина и приехала. Тетя родила прямо в ней. Потом ее с ребенком увезли в больницу. Дед с ними поехал, мне просто места не хватило.
А тем временем уже совсем рассвело. Накануне прошел дождь, почва была влажная… Хотите верьте, хотите нет, но прямо рядом с тем местом, где мы тетю обнаружили, я увидел четкие следы лошади – прямо так рельефно копыта и подковы отпечатались, как на рисунке! А лошадей во всей нашей дачной округе вообще не было, одни машины…"

Александр Гуменников, Москва
Тайная Власть 9,2009