karabai96 (karabai96) wrote,
karabai96
karabai96

Category:

Военная реформа Фрунзе: реорганизация и укрепление кавалерии

Оригинал взят у eugend в Военная реформа Фрунзе: реорганизация и укрепление кавалерии




Реорганизация и укрепление организационной структуры пехоты

Реорганизация и укрепление кавалерии

Реорганизация и укрепление артиллерии и технических родов войск





Берхин И.Б. "Военная реформа в СССР (1924-1925)", Военное издательство Министерства обороны Союза СССР, Москва, 1958, стр. 194-205


Усилиями Коммунистической партии в годы гражданской войны была создана советская конница как самостоятельный род войск. «Опыт гражданской войны, — писал К- Е. Ворошилов, — установил решающее значение действий конных масс, способных к самостоятельному выполнению различных оперативных и боевых задач, и закрепил за Красной конницей значение одного из важнейших элементов Вооруженных Сил СССР... как особого рода войск».

Формирование советской конницы шло вопреки господствовавшей в европейских армиях теории, отрицавшей за конницей роль самостоятельного рода войск. Неумелое использование конницы в первой мировой войне, сильное развитие военной техники при слабости огневых средств конницы привели к недооценке конницы в западноевропейских армиях, отводивших ей роль «ездящей пехоты» (Франция) или второстепенного рода оружия с главным способом действия в пешем строю, в конном же строю — не выше бригады, и то в исключительных случаях (Германия).

Не только на Западе, но и у нас среди старых военных специалистов господствовал отрицательный взгляд на возможность использования конницы как самостоятельного рода войск «... В момент организации основного ядра конницы, как зачатка будущей Конной армии, её вдохновителям пришлось столкнуться с мнением руководящих военных кругов и военспецов, отрицавших необходимость организаций конницы вообще». Ожесточенную борьбу против строительства советской конницы как самостоятельного рода войск, против создания Первой Конной армии вел Троцкий и его ставленники, находившиеся в плену буржуазной военной науки.

Создание в этих условиях советской армейской конницы и ее важнейшего решающего звена — Первой Конной армии явилось великой заслугой Коммунистической партии. Опыт использования советской конницы в борьбе с интервентами и белогвардейскими армиями в 1918 — 1920 гг. полностью подтвердил правильность и мудрость действий партии в отношении организации советской кавалерии.

С переходом Красной Армии на мирное положение Коммунистическая партия считала необходимым сохранить конницу как самостоятельный род войск и всемерно крепить ее.

«Временный боевой устав конницы РККА», ч. II утвержденный 31 марта 1924 г., исходил из следующих положений: конница является самостоятельным родом войск Советских Вооруженных Сил, основная ее особенность — подвижность, которая позволяет ей широко и свободно маневрировать, от всех прочих родов войск конница отличается способностью наносить в конной атаке сокрушительные удары, которые не только причиняют противнику огромный урон в живой силе, но и действуют на него морально, подавляя его волю, поэтому конница всегда должна стремиться использовать это свое качество до конца, завершая все свои действия в бою конными атаками.

В условиях непрерывного совершенствования средств наблюдения и поражения, когда конница становится все более уязвимой от огня с земли и с воздуха, весьма важным условием успеха конной атаки является внезапность. Однако успех конной атаки прежде всего должен быть подготовлен огневым пешим боем. Поэтому конница будет вполне самостоятельной и независимой в своей боевой деятельности лишь тогда, когда она будет уметь сама подготавливать возможность конной атаки. Для этого она должна обладать достаточной огневой мощью, чтооы своим огнем расстроить и деморализовать противника, прижать его к земле и тем самым обеспечить возможность конной атаки. «Умение конницы вести пеший бой приобретает поэтому чрезвычайно важное значение, равно как и проявление ею при этом, наряду с крайним упорством, той же активности, стремительности и решимости сойтись с противником грудь с грудью, которые характеризуют конницу в момент атаки».

В соответствии с этим Устав считал, что «нормальным видом боя конницы является бой комбинированный (смешанный), в котором действия смешанных частей, пулеметов, конной артиллерии, авиа- и бронечастей и других средств поражения, приданных коннице, сочетаются с. конными атаками, как с способом развития и завершения боя».

В Уставе подчеркивалось, что во всех случаях, когда местность представляет непреодолимые преграды для конных атак, конница обязана, не колеблясь, «искать решение своей задачи в активных действиях пешком всеми наличными силами».

По характеру выполняемых задач Устав подразделял конницу на армейскую (самостоятельную, стратегическую) и войсковую, входящую в состав стрелковых дивизий и корпусов.

На армейскую конницу возлагались следующие задачи: 1) обеспечение важных оперативных направлений на флангах, а иногда и перед фронтом в период мобилизации, развертывания своей армии и сближения ее с противником; 2) действия на флангах и в ближайшем тылу противника; 3) рейды по тылам противника; 4) ведение оперативного преследования и прикрытие отхода своих войск при неудаче; 5) участие в ликвидации прорывов нашего фронта и развитие прорывов фронта противника; 6) участие в малой войне (организация или поддержка восстаний, борьбы с восстаниями и бандитизмом, нападения на железные дороги, разведывательная служба и т. д.).

На конницу, предназначенную для обслуживания стрелковых корпусов и дивизий (войсковую конницу), возлагалась ближняя разведка, служба обеспечения на отдыхе, в походе (участие в походном и сторожевом охра нении), тактическое содействие своей пехоте на поле боя ударом в конном или пешем строю в решительный момент боя, преследование на поле боя отходящего противника и содействие в прикрытии отхода своих войск в случае неудачи. В соответствии с этими задачами и способами их разрешения строилась организационно-штатная структура конницы.

До 1924 г. положение конницы было очень тяжелым. Уже вскоре после окончания гражданской войны в трудном положении оказалась Первая Конная армия — главная ударная сила советской кавалерии. В дивизиях армии, имевших задание по борьбе с бандитизмом и находившихся в постоянном передвижении, людской и конский состав был измотан. Снабжение армии срывалось, и она вынуждена была самоснабжаться у населения. Занятая борьбой с бандитизмом, армия была лишена возможности регулярно заниматься боевой и политической подготовкой. Еще в январе 1921 г. командарм Первой Конной тов. С. М. Буденный обратился к Главкому с письмом о переводе Конной армии с Украины на Дон, Кубань, Ставрополыцину, так как на Украине из-за голода гибли лошади и нависла угроза гибели всей армии.

5 февраля 1921 г. Реввоенсовет Первой Конной армии в лице К. Е. Ворошилова и С. М. Буденного в своей телеграмме Реввоенсовету Республики и главкому писали: «. . . Если Конная армия нужна Республике для борьбы на внешнем фронте, то ее нужно поставить в соответствующие условия для боевой подготовки; если же она нужна для борьбы с бандитизмом, то ее нужно в корне пересоздать. Дальнейшее пребывание в настоящем положении грозит постепенной ликвидацией Конармии. . .»

Товарищи Ворошилов и Буденный предложили возможно скорее перевести Конармию в районы Сальского округа Донской области, Ставропольской губернии и Кубанской области, где армия получит необходимый фураж и возможность нормально вести боевую подготовку.

Однако в Реввоенсовете Республики остались глухи к этому обращению Реввоенсовета Первой Конной армии.

Между тем положение с фуражом с каждым днем катастрофически ухудшалось. 30 марта тт. Ворошилов и Буденный направили в Реввоенсовет Республики телеграмму, в которой писали: «Положение с продфуражем в армии настолько обострилось, что дальнейшее промедление в применении радикальных мер повлечет за собой серьезные последствия. РВС видит единственный выход в немедленной переброске армии в район Маныч и Среднего Егорлыка... Положение катастрофическое. Ждем ответа немедленно».

Командующий войсками Украины и Крыма М. В. Фрунзе поддержал позицию тт. Ворошилова и Буденного.

Однако в Реввоенсовете Республики все эти доводы, как и ряд других, не были приняты во взимание, и 5 апреля 1921 г. РВСР приказал оставить Первую Конную армию на Украине, сократить ее на одну треть и рассре-доточенно расположить в более обеспеченных районах Кременчугской и Николаевской губернии. Одну кавалерийскую дивизию перебросить в Тамбовскую губернию.

Такое решение вопроса, фактически грозившее Первой Конной армии ликвидацией, не имело никаких серьезных оправданий. Товарищи Фрунзе, Ворошилов, Буденный, понимая, что речь идет о жизни и смерти Первой Конной армии, разумеется, не могли примириться с позицией Реввоенсовета: 12 апреля 1921 г. они обратились в Реввоенсовет Республики и ЦК РКП (б) с письмом, в котором писали, что оставление Конной армии на Украине будет гибельным для нее, а «уничтожение хорошо слаженного армейского аппарата и прекрасно организованных крепких политически и технически дивизий — представит незаменимую утрату для Республики. Для создания вновь такой силы потребовались бы целые годы».

Положение Конной армии с каждым днем ухудшалось. Переведенные в Кременчугскую губернию 4-я и 11-я кавалерийские дивизии столкнулись не только с полным отсутствием фуража, но и эпизоотиями, которыми были заражены новые районы дислокации. 17 апреля тт. Ворошилов и Буденный в своей телеграмме в РВСР писали: «Мы считаем по долгу нашей совести и службы довести до вашего сведения, что очень опасаемся, как бы к моменту разрешения вопроса о переводе армии в район возможного питания наша армия (конский состав) не ликвидировалась бы на месте... Если почему-либо армию решено ликвидировать, необходимо изыскать иные пути для ее роспуска...»

И только решительное вмешательство ЦК РКП (б) спасло Первую Конную армию от гибели. 20 апреля 1921 г. Политбюро ЦК приняло специальное постановление о Первой Конной армии. Политбюро поручило РВСР и РВС Первой Конной армии сократить в кратчайший срок состав Конной армии до размера двух коренных дивизий, сохранив весь армейский аппарат. Сокращенную в таком виде армию перевести в район Маныча. Армию перевести на положение конного военного округа.

В соответствии с этим решением Политбюро ЦК РКП (б) 28 апреля 1921 г. РВСР решил Первую Конную армию перевести на Северный Кавказ и образовать Северо-Кавказский военный округ (СКВО), положив в основу его штаба штаб Первой Конной армии. Командующим войсками Северо-Кавказского военного округа был назначен тов. К- Е. Ворошилов. Главной обязанностью СКВО явился ремонт конницы и подготовка для нее обученных пополнений. Для Первой Конной армии сохранялся полевой штаб. Хозяйственные функции возлагались на штаб СКВО. Политуправлению Республики было поручено дать в распоряжение РВС Первой Конной армии 15 ответственных работников и 500 коммунистов.

Наконец. 30 апреля 1921 г. последовал следующий приказ РВСР № 924/163: сформировать Северо-Кавказский военный округ в составе: Донской, Терской, Кубанской Черноморской областей и Ставропольской губернии с центром в г. Ростове, возложив на него преимущественную обязанность по ремонтированию конницы и по подготовке для нее обученных пополнений; для сформирования управления СКВО использовать личный состав и имущество полевого управления Первой Конной армии с необходимым пополнением за счет управления Кавказского фронта; с перемещением Первой Конной армии на Северный Кавказ сохранить в последней лишь оперативно-административные органы, возложив хозяйственные функции по обслуживанию армии на СКВО; полевое управление Кавказского фронта переместить в Тифлис, на формирование этого управления обратить полевое управление 11-й армии, которую расформировать; для управления войсками Кавказскому фронту сформировать корпусные управления в Дагестане, Азербайджане и Армении.

Таким образом, была сорвана прямая попытка Троцкого и его ставленников ликвидировать Первую Конную армию. Армия была переведена на Северный Кавказ. Ее замечательные кадры, ее боевые традиции сыграли огромную роль в укреплении Северо-Кавказского военного округа, который под руководством К- Е. Ворошилова стал кузницей советской конницы.

В целом конница вплоть до 1924 г. находилась в весьма тяжелом положении (табл. 3). Проводившаяся в 1921—1923 гг. реорганизация кавалерии была в основном подчинена задаче сокращения армии, проводилась она без достаточного учета опыта гражданской войны.

Основные недостатки существовавшей организации конницы заключались в следующем:

Во-первых, неодинаковый состав одноименных организационных единиц; часть дивизий была четырехполко-вого состава, другая часть — шестиполкового состава; кавалерийские полки дивизий, входившие в конные корпуса, имели по четыре сабельных эскадрона, а полки отдельных кавдивизий — по три сабельных эскадрона.

Во-вторых, недостаточная огневая мощь конницы, значительно уступавшая армиям буржуазного Запада. Так, на полк отдельной кавалерийской дивизии приходилось по два орудия, на полк отдельной кавбригады — одно и одна треть орудия, а в польской армии в среднем на полк приходилось пять орудий.

В-третьих, организация эскадрона и его вооружение не соответствовали требованиям машинизации

В-четвертых, чрезмерная перегрузка штабов кавалерийских корпусов и кавалерийских дивизий приводила к постоянной системе прикомандирования лиц строевого комсостава из частей для работы в штабах.

Таблица 3
Общая численность войсковых кавалерийских соединений на 1 октября 1923 г.

Наименование соединений Число полков Число артдивизионов Число отдельных батарей Отдельн. эскадронов (связи и саперн.) Штатная численность
Кавалерийская дивизия четырехполкового состава 4 16 4 8 18 940
Кавалерийская дивизия шестиполкового состава 6 36 6 12 23 310
Отдельные кавалерийские бригады 8 24 8 16* 19 360
Отдельные кавалерийские территориальные бригады 1 3 1 2* 2 020
Итого 79 10 9 38** 63 630


* Полуэскадронов.
** Из них 18 полуэскадронов.




С. М. Буденный в связи с этим писал в 1924 г.: «При действующих ныне штатах Красная конница для современного ведения войны и боя непригодна... Установленные обязательные и существующие фактически по разным причинам некомплекты личного состава низводят кавчасти до конских запасов с ничтожной возможностью ведения строевых занятий и боевой подготовки».

Относительная сложность подготовки конницы, когда от нее требуется умение вести бой не только в конном строю (основной вид боя ее), но и в пешем, а также комбинировать и тот и другой — все это диктовало необходимость иметь единый штат кавалерии для мирного и военного времени. Штаты, по которым жила стратегическая кавалерия вплоть до 1924 г., не отвечали этому условию.

Налицо был и ряд других серьезных недостатков в состоянии кавалерии: до 50% кавалеристов не подходили для службы в кавалерии, до 55% лошадей требовали замены, некомплект строевых лошадей достигал в дивизиях 57—76%. В плохом состоянии находилось вооружение: большинство винтовок было изношено, 50% шашек требовало замены, некомплект легких пулеметов достигал в отдельных дивизиях 70 % и выше. «Хроническая текучесть личного состава, — писал С. М. Буденный в 1924 г., — низводит в частях на нет все предположения, организационные расчеты и учебные планы. При существующем положении в этом вопросе рассчитывать хотя бы на среднюю подготовку и на нормальные условия жизни и быта частей не приходится».

Первое крупное улучшение организационной структуры кавалерии было предусмотрено «Временным боевым уставом кавалерии» 1924 г., который указал новую организацию кавалерии с придачей на полк пятого пулеметного эскадрона в 16 пулеметов на повозках (тачанках).

С 1 ноября 1924 г. конница была переведена на новые штаты мирного времени, которые, оставляя в основе прежнюю организацию конницы, предусматривали ряд улучшений, обеспечивающих переход конницы на штаты военного времени. В ряду этих улучшений — создание в кавалерийском корпусе гаубичной шестиорудийной батареи для развертывания гаубичного конно-артиллерийского дивизиона; усиление средств связи в корпусе, дивизии и отдельной бригаде, которыми конница обеспечивается с переходом на штаты военного времени по ускоренной мобилизации; введение в штаты лиц, ведающих вопросами химической обороны; сокращение числа лиц обслуживающего персонала и лошадей небоевого назначения, что при большом недостатке конского состава уменьшало несколько общий некомплект.

Однако это были только частичные улучшения. Организационная же структура кавалерии нуждалась в коренных улучшениях, ибо она не отвечала тем задачам, которые должна была решать кавалерия в будущей войне, и не соответствовала требованиям, вытекавшим из опыта мировой и гражданской войн.

Всестороннему обсуждению вопросы организации, тактики, обучения армейской конницы подверглись на совещании кавалерийских начальников, созванном Реввоенсоветом СССР в апреле 1925 г. В работе совещания приняли участие около 300 командиров. Среди них тт. Фрунзе, Ворошилов, Буденный, Апанасенко, Щаденко и другие. Совещание обсудило оперативно-тактические вопросы конницы и определило задачи конницы в будущей войне. Совещание указало, что использование конницы в позиционной войне возможно только в качестве армейского резерва и в тот момент, когда нарушен позиционный характер фронта. Спешивание и посылку конницы в окопы совещание считало недопустимым.

Кавалерийское совещание подчеркнуло, что подвижность, соединенная с большой огневой мощью и способностью в конной атаке наносить сокрушающие удары, является основным свойством конницы. Вместе с тем конница должна уметь вести и пеший бой при помощи винтовки и лопаты. Нормальным видом боя конницы является комбинированный бой.

Много внимания кавалерийское совещание уделило вопросу комплектования кавалерийских частей. Исходя из того что боец-кавалерист должен быть хорошо подготовлен в военно-политическом отношении, а также, что срок службы в коннице очень короткий, и учитывая, что кавалерист три — четыре часа в день тратит на уход за лошадью, совещание высказалось за то, чтобы конница комплектовалась поголовно грамотной молодежью, с хорошей допризывной подготовкой, из призывников, изъявивших желание служить в кавалерии. Совещание предложило также увеличить рабочую прослойку в кавалерии до 20% и до такого же уровня довести число комсомольцев.

Центральное место в работе кавалерийского совещания заняли организационно-штатные вопросы.

Учитывая необходимость иметь устойчивую, боеспособную армейскую конницу, могущую наносить удары и одновременно способную к ведению серьезного огневого боя, совещание пришло к выводу, что нельзя ограничиться простым насыщением конницы техническими средствами, а необходимо органически придать ей мощную огневую единицу, которая не уступает коннице в смысле подвижности.

В то же время, учитывая громадную роль войсковой конницы и то обстоятельство, что ей чаще всего придется иметь дело с пехотными частями, совещание высказалось за увеличение войсковой конницы.

По вопросу вооружения конницы совещание признало целесообразным оставить пику и ввести во всей коннице казачью шашку с гнездами для штыка. Совещание одобрило введение на вооружение сабельных эскадронов ручных и ружейных гранат.

Решения совещания по организационно-штатным вопросам получили свое практическое воплощение в новом штате кавалерийской дивизии, утвержденном Реввоенсоветом СССР 10 октября 1925 г.

Согласно новому штату в состав кавалерийской дивизии входили три кавалерийских полка шестиэскадронного состава по 1737 человек каждый. Кроме того, один пулеметный эскадрон, огневой полк (артиллерийский численностью в 1362 человека), один конно-артиллерийский дивизион, отдельный кавалерийский эскадрон связи, отдельный саперный эскадрон, управление дивизии, ряд тыловых учреждений. Общая численность дивизии достигла 7 тыс. человек.

На этот штат была переведена одна дивизия. Наряду с ней существовали дивизии по старым штатам: на 1 октября 1925 г. организационный состав стратегической конницы включал в себя три кавалерийских корпуса, четыре кавалерийские дивизии четырехполкового состава, пять кавалерийских дивизий шестиполкового состава, четыре кавалерийские дивизии трехполкового состава с огневым полком, восемь отдельных кавалерийских бригад и одну территориальную кавалерийскую дивизию.

Наличие разнообразных организационных форм кавалерийских соединений, значительный некомплект конского состава выдвинули необходимость приблизить организацию конницы к ее фактическому состоянию. Поэтому к 1 октября 1926 г. почти вся армейская кавалерия была переведена на единый штат. Кавалерийский корпус армейской конницы состоял из двух — трех кавалерийских дивизий, конно-гаубичного артиллерийского дивизиона, эскадрона связи. Кавалерийская дивизия армейской конницы состояла из четырех кавалерийских полков, сведенных в бригады по два полка в каждой, конно-артиллерийского дивизиона в составе четырех батарей трехорудийного состава, саперного эскадрона, эскадрона связи, одного пулеметного и двух запасных эскадронов. Кавалерийский полк состоял из четырех сабельных эскадронов и пятого пулеметного эскадрона в составе, четырех взводов по четыре станковых пулемета во взводе; всего в пулеметном эскадроне 16 пулеметов, поставленных на повозки (тачанки). Сабельный эскадрон состоял из четырех сабельных взводов, в каждом по два отделения: сабельное — 12 бойцов, вооруженных винтовками, и пулеметное — 9 бойцов, ручной пулемет и винтовки. Отдельная кавалерийская бригада включала в себя три кавалерийских полка, конно-артиллерийский дивизион, полуэскадрон связи и саперный полуэскадрон.

На 1 октября 1926 г. организационный состав армейской конницы состоял из трех управлений кавалерийских корпусов, девяти кавалерийских дивизий четырехполкового состава, восьми отдельных кавалерийских бригад трехполкового состава. Кроме того, существовали две территориальные кавалерийские дивизии шестиполкового состава. Таким образом, в результате реорганизации кавалерийская дивизия мирного времени получилась полнокровная, соответствующая штату военного времени. Полки и эскадроны также стали полнокровными, сильными, способными вести бой не только в конном, но и пешем строю. Резко усилилась огневая мощь кавалерии включением в состав полка пулеметного эскадрона и сильной артиллерии в дивизии и корпусе. Все это обеспечивало превращение советской кавалерии в грозную силу.




Реорганизация и укрепление организационной структуры пехоты

Реорганизация и укрепление кавалерии

Реорганизация и укрепление артиллерии и технических родов войск
Subscribe

promo karabai96 november 2, 2012 16:35 12
Buy for 10 tokens
Были ли донские казаки "рыцарями православия"? Современный идеологический флер витающий вокруг донских казаков, совершенно не соответствует реальной истории донцов. Если бы я стал собирать, все факты, укладывающиеся в эту тему в одну публикацию, то получилась бы увесистая книга. Потому…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments