?

Log in

No account? Create an account
Об оценке эффективности кавалерийских рейдов.
казаки кавалерия лошади
karabai96
В начале ВОВ Сталин вдруг вспомнил о кавалерийских рейдах в период гражданской войны. В тот период, мы знаем и очень удачные рейды, Мамантова, Шкуро, рейды Махно, трагическиё рейд донских казаков Павлова, стремительный рейд красных под Каховкой. Но новая война, сильно отличалась от Гражданской в которой по сути не было единой линии фронта и зачастую подразделения противников находились вперемешку в различных населённых одной и той же местности. Часто понятия "тыл" и "фронт" были призрачными и быстро меняющимися. В самом начале Великой Отечественной, условия боевых действий имели односторонний характер. Противник эффективно маневрировал, рассекал клиньями отступающие (часто бегущие) советские войска, а последним было нечего противопоставить такой тактике, поскольку РККА утеряло в самом первом периоде войны значительную часть бронетехники. И если немцы шли вперёд и могли ремонтировать подбитые танки, то Красной армии ремонтировать было нечего всё оставалось у них позади, на брошенном поле боя и попадало к врагу.



Итак Сталин вспоминает о кавалерийских рейдах. Целью данной статьи является попытка проанализировать на примере нескольких рейдов их действительную эффективность и показать наличие либо отсутствие боевой эффективности конницы в период Великой отечественной войны. Итак начнём с первого примера. Рейд Городовикова - Барцкалевича. В конце июля 1941 года Отдельная 32-я КД под командованием полковника А. И. Бацкалевича была переброшена в полосу 21-й армии. Вместе с вновь сформированными 43-й и 47-й кавалерийскими дивизиями она составила Кавалерийскую группу, которая 23 июля 1941 года ушла в рейд по тылам противника в Полесье. Общее руководство действиями группы возлагалось На генерал-инспектора кавалерии РККА генерал-полковника О. И. Городовикова; непосредственное командование кавалерийской группой осуществлял Полковник А. И. Бацкалевич. 24 июля 32-я кавалерийская группа Бацкалевича форсировала р. Птичь и заняла Глуск. Задачей кавалерийской группы, было сковать действия противника и ударив в растянувшиеся на марше немецкие колонны, замедлить движение противника на Восток. Генерал-полковник Франца Гальдер пишет - сначала в записи от 27 июля, затем в записи от 28 июля 1941 года: «на фронте группы армий „Центр“ Русская кавалерия все ещё действует в тылу правого крыла группы армий, и, видимо, даже вывела Из Строя железную дорогу, идущую На Бобруйск», и далее: «на южном фланге группы армий в нашем тылу действует, очевидно, кавалерийский Корпус противника в составе трёх дивизий». части 162-й, 252-й и 87-й пехотных дивизий, авиацию и кавалерийский Полк СС под началом Г. Фегеляйна. В итоге противнику удалось восстановить контроль над Варшавским шоссе. Три кавполка 32-й дивизии оказались отрезаны от основных сил севернее шоссе. Южнее шоссе 121-й кавполк (с которым двигалось управление дивизии), преследуемый противником, был настигнут и окружен в районе Сельцы. Только в ночь На 27 июля ему удалось вырваться и соединиться с частями 43-й и 47-й кавдивизий в районе Ореховка. Три кавполка, оказавшиеся севернее шоссе, предпринимали диверсионные действия, атаковали ст. Ясень и полустанок Татарка На железнодорожной линии Минск—Бобруйск. Однако противнику удалось восстановить контроль за железной дорогой, а попытка переправиться через р. Березина в направление Любоничи не увенчалась успехом, три кавполка были окружены в лесу севернее д. Копча, сумел вырваться На запад, но вскоре оказались вновь окружены в лесу юго-восточнее Осипович (в треугольнике Осиповичи—Корытно—Татарка) и уничтожены. Немецкая 87-я Пехотная дивизия доложила о взятии в плен 815 человек. 29 июля 1941 года, по записи Гальдера, «кавалерийский Корпус противника всё ещё действует в тылу группы армий». Однако дальнейшие попытки кавгруппы прорваться через Варшавское шоссе не увенчались успехом. 1 Августа кавгруппа Бацкалевича должна была возобновить движение в направление Варшавского шоссе, но её командиры направили вышестоящему командованию следующую телеграмму: «В результате длительных Боев и маршей кон. состав исключительно изнурен и не выдерживает 20-25 км марша. Матчасть отстает, боеприпасы На исходе, зерна нет. Изнуренность конского состава делает части небоеспособными. Противник сопровождается авиацией и повсеместно На узлах встречает мотомехпехоту. Считаю необходимым отвести части группы за рубеж р. Птичь для приведения в порядок. Бацкалевич, Генезык, Глинский».
В качестве анализа действий кав.группы можно привести следующие доводы. Действие кавалерии, без прикрытия авиацией и в условиях постоянных ударов вражеской авиации, резко снижает боеспособность крупных кав. соединений. При этом, мы видим довольно высокую способность кавалеристов к действиям в условиях окружения и их способность к прорыву. Только со второго раза врагу удаётся окружить и окончательно разгромить часть конной группы. Неспособность строевого конского состава, к сверх длительным боевым действиям, известны еще с Гражданской. В данном случае кавалерийская группа постоянно тревожимая противником вынуждена постоянно двигаться, и конский состав не имея возможности отдыха хотя бы в течении нескольких дней, быстро теряет свои боевые качества. Германское командование пишет в своих мемуарах следующее. "«Русские не кодируют большую часть своих радиосообщений, что очень Нам На руку. Сегодня, к примеру, командир отряда русской кавалерии, оперировавшего за линией фронта На моем южном крыле, докладывал, что должен отойти к своим по причине нехватки продовольствия, амуниции и лошадей…» 3 Августа Франц Гальдер отметил в военном дневнике, что «кавалерийские части противника, действующие в нашем тылу, почти полностью выдохлись. Они сейчас находятся в таком состоянии, что не смогут причинить Нам какого-либо ущерба». На следующий день: «на фронте группы армий происходит постепенное раздробление Русских кавалерийских соединений На крайнем южном фланге». По сухому остатку данный кавалерийский рейд не имел серьезных военных успехов, при этом кавалерийская группа была полностью дезорганизована и как тактическая единица перестала существовать. По данным из немецких документов, Конная группа РККА в ходе боев потеряла только пленными 1.615 бойцов и командиров, 72 орудия и миномета, 63 пулемета, 260 винтовок, около 1.500 лошадей. В частях вермахта было убито 178 солдат и офицеров, ранено 360 и 10 пропало без вести. В боях выведены из строя 43 автомашины, 28 мотоциклов.
В советских документах данных о потерях кавгруппы нет, но из воспоминаний выживших кавалеристов можно сделать вывод, что они составили более половины задействованного в рейде личного состава. Полный штат кавдивизии — около 9 тыс. человек, но известно, что, как минимум, один полк 32-й дивизии (18-й танковый) накануне рейда был придан 66-му стрелковому корпусу 21-й армии и использовался в оборонительных боях в районе Мозырь-Речица.
Общие потери немцев оцениваются в 1.500-2.000 человек, что с учетом разгромленных в самом начале рейда пехотных частей вполне вероятно.



Второй пример - В ноябре 1942 г. наши войска продолжали проводить наступательные операции и на других фронтах. Целью одной из таких частных операций на Западном фронте, помимо сковывания противника, была ликвидация Ржевско-Сычевского выступа и освобождение железнодорожной магистрали Москва – Великие Луки. Наступление здесь началось 25 ноября. 2-й гвардейский казачий кавкорпус генерал-майора Крюкова В. В. вместе с другими соединениями фронта участвовал в прорыве обороны противника. Первой прорвала фронт 20-я кавдивизия полковника Курсакова П.Т. но противнику удалось закрыть прорыв нашей кавалерии. Из других соединений за 20-й кавдивизией прорвались лишь отдельные части, в том числе 12-й гвардейский кавполк 3-й гвардейской кавдивизии. Неоднократные попытки группы полковника Курсакова П.Т. и главных сил кавкорпуса соединиться не увенчались успехом. Тогда командование фронтом решило направить кавгруппу в глубокий тыл для партизанских действий. Свыше месяца кавгруппа полковника Курсакова П. Т. громила тылы противника, уничтожала мосты, сжигала склады, нападала на колонны немцев. В ночь на 6 января кавгруппа прорвалась через передний край противника и соединилась с частями Калининского фронта.
В рейд уходило около 1600 человек, 1200 лошадей (до 400 трофейных). Тяжелое вооружение было представлено 9 орудиями и 9 станковыми пулеметами. Из рейда вышло около 1000 человек, из которых 75 раненых и около 100 больных (начальником санитарной службы кавалерийской группы был назначен начальник санитарной службы 3 гвардейской кавалерийской дивизии военврач 2 ранга Сафинов Саид Галеевич, который и организовал выход из окружения раненых и больных), всего лишь 50 лошадей. Из тяжелого вооружения осталось 5 станковых пулеметов. 4 станковых пулемета и 3 орудия были разбиты. 3 зенитных орудия и 5 120-миллиметровых миномета были спрятаны в лесах. В лесах в разобранном виде остались 7 грузовых машин. Из 600 человек не вернувшихся из рейда 128 человек из числа раненых и бойцов прикрытия погибли в корбутовском лагере. В других боях погибли 170 человек. Умерло от истощения до 20 человек, расстреляны 15 человек, попали в плен до 10 человек. В урочище Ушинский мох под охраной партизан были оставлены 132 раненых и больных. В партизанском отряде «За Родину» было оставлено 75 раненых и больных. Часть из них взяли к себе партизанские отряды «Ворошиловец» и «Народный мститель». Не прорвались и присоединились к партизанам 66 человек. Во время рейда погибли и умерли от ран до 600 лошадей, пали от истощения около 550 лошадей, были убиты для кормления людей до 300 лошадей. Несколько десятков лошадей были оставлены партизанам.

Командование группы заявило об уничтожении в бою до трехсот немцев, а также о пленении и уничтожении еще до трехсот оккупантов. Сбито шесть самолетов, сожжено на земле два самолета, подбито и уничтожено до тридцати шести танков противника.
Анализируя рейд кав.группы, можно отметить серьезные потери личного состава, конского состава (практически полная потеря конского состава), как следствие кав.группа как, кавалерийское соединение прекратила своё существование. Но как было отмечено в сводке Совинформбюро, действия кав.группы были оценены довольно высоко. "«Прорвавшись в конце ноября в тыл врага, кавалерийская группа полковника Курсакова перехватила ответственную магистраль, парализовала всякое движение по этой дороге и в течение ряда дней её удерживала. Позднее, выполняя приказ командования, кавгруппа вышла в глубокий тыл врага, громила вражеские гарнизоны, взрывала мосты и железнодорожные линии, разрушала средства связи, дезорганизуя этим тылы врага. Выполнив приказ командования, кавгруппа вышла из тыла врага и соединилась с частями Красной Армии." В качестве ремарки можно заметить, что высшее командование РККА не слишком считалось с ценой потерь, в ходе войны и в данном случае в том числе. Соотношение затраченных усилий и жертв на проведение данного рейда явно никем не просчитывалось. Соотношение потерь кав.группы и полученных результатов позволяет усомниться в результативности данного рейда по соотношению "результат - потери".




Третий (и последний) пример. В 1943 году в районе Брянска развернулись широкомасштабные бои. Но взять Брянск в лоб, в условиях данной местности не представлялось возможным. 7 сентября 1943 года линия вражеской обороны была прорвана к северо-западу от Брянска. В образовавшийся четырехкилометровый проход ринулся 2-й гвардейский кавалерийский корпус генерал-майора Крюкова. Кавалеристы уходили все глубже в тыл врага. Перед корпусом была поставлена задача: форсировать Десну, захватить плацдарм на западном ее берегу и удерживать его до подхода основных войсковых соединений. В то время, когда вражеское радио сообщало об уничтожении «окруженного» кавалерийского корпуса, сами кавалеристы заканчивали последние приготовления к переправе через Десну. Неприятель, который контролировал все мосты и переправы через реку, считал, что форсировать ее без переправочных средств невозможно. Но передовые разъезды (подразделение (до взвода), выполняющее задачи разведки, охранения, иногда связи) 20-й кавалерийской дивизии генерал-майора Курсакова достигли Десны быстро и внезапно для противника. Кавалеристы отыскали брод в районе колхоза «Красный маяк», и уже в ночь с 10 на 11 сентября авангардный полк подполковника Агуреева переправился через реку, атаковал и захватил деревню и железнодорожную станцию Рековичи. Кроме того кавалеристы взяли вражеский аэродром к северо-востоку от Олсуфьева на восточном берегу Десны. Захват аэродрома осуществили бойцы 12-го гвардейского кавалерийского полка подполковника Алиева. Внезапность и неожиданность нападения русской конницы настолько ошеломили гитлеровцев, что сопротивление их было очень недолгим. К 12 сентября 20-я кавалерийская дивизия, переправившись через Десну, с боями заняла плацдарм на ее западном берегу, перервала железнодорожное сообщение между Брянском и Смоленском.
Когда же конники 4-й гвардейской кавалерийской дивизии захватили узловую станцию Жуковка, то крупная гитлеровская группировка, которая находилась на укрепленной линии «Хаген», оказалась отрезанной от снабжения и связи. Действия корпуса были оценены командованием "«2-й гвардейский кавалерийский корпус генерал-майора КРЮКОВА в боях при форсировании реки ДЕСНА 11 – 15 сентября 1943 г. показал образцы отличной боевой выучки, стойкости и умения маневрировать.
Части корпуса, прорвавшись в тыл противника, форсировали реку ДЕСНА, захватили плацдарм на западном берегу этой реки и удерживали его в течение четырех дней до подхода нашей пехоты, отбив многократные контратаки крупных частей немцев, поддержанных танками и авиацией.
За смелые и решительные действия при форсировании реки ДЕСНА представить 2-й гвардейский кавалерийский корпус к награждению орденом КРАСНОГО ЗНАМЕНИ».
В результате рейда, корпус не был рассеян, не потерял подвижности и нанёс существенный урон противнику. Но самое главное выполнил оперативно - тактическую и оперативно - стратегическую задачу, не будучи разгромленным, окруженным или лишённым подвижности.
Успех 2-го гвардейского кав.корпуса, можно объяснить действиями в условиях местности способствующей скрытному передвижению, маскировки в местах отдыха и боевого развёртывания, затруднённости действия вражеской авиации в следствии того что, взаимодействие родов войск улучшилось, и самое главное благодаря чёткому и слаженному выполнению подразделениями и личным составом корпуса поставленных задач. Не следует сбрасывать со счетов и военный гений генерала Крюкова и его военную удачу.
Как общий вывод можно сказать следующее. Кавалерийские корпуса в ходе рейдов, в большинстве случаев лишались подвижности и несли огромный урон в конском составе. В ведь как известно нет лошади нет кавалериста. Кав.группа без лошадей, это уже просто пехота. Лошадь де факто оставалась слабым звеном в боевой системе "человек - лошадь". Восполнение конского состава дело долгое и дорогостоящее, но советскому командованию до конца войны удавалось решать эту проблему. Потому в ходе войны мы можем наблюдать не один кавалерийский рейд. Я уже не раз высказывал мысль, что если бы противник располагал таким же количеством кавалерии, то исход войны мог бы сложиться не в нашу пользу. Вынужденное использование кавалерии руководством Красной Армии и недооценка роли кавалерии противником положительный вклад в нашу Победу в Великой Отечественной Войне.