?

Log in

No account? Create an account
Ворошиловский всадник - ложный символ эпохи. Часть Первая.
казаки кавалерия лошади
karabai96
Нам мачехой стала Отчизна Родная И руки Родимой в сыновней крови. (Туроверов)

Тема "Ворошиловского всадника", всегда казалась мне противоречивой. Тем более, что начало этому движению было положено не в Центральной России, а в самом что ни на есть казачьем крае, в центре Донской области, в нынешнем Тарасовском районе Ростовской области. Тема "Ворошиловского всадника" не может быть исключительно конно - кавалерийской, поскольку непосредственно связана с судьбой казаков и казачества в целом. Потому большинство публикаций на эту тему не обходят стороной и общественно политическую ситуацию, на Дону и других казачьих областях в конце 20-х, и в 30-х годах прошлого века. Я попытаюсь проанализировать данную ситуацию и хочу показать, что движение ворошиловских всадников было в значительной степени показушным мероприятием, что в целом характерно для советской командно - административной системы. Начнём мы с периодизации и ответа на некоторые насущные вопросы и вопросы поверхностного характера, например почему у казаков не сохранилось традиционной формы одежды. В данной публикации я не буду касаться непосредственно истории движения "Ворошиловский всадник" но настоятельно рекомендую прочитать её, так как не поняв предысторию невозможно понять и само явление, под названием "советское казачество", "ворошиловский всадник".



Период заигрывания.
Примерно с середины 20-х годов, прошлого века, в казачьих областях наступило относительное затишье, период НЭПа, позволил населению в некоторой степени оправиться от последствий гражданской войны, единоличные хозяйства начали развиваться происходило расслоение села, появлялись зажиточные крестьяне. Казачество будучи ликвидированным как сословие, тем не менее продолжало свою жизнь уже в форме этнического единства. По оценке исследователей того времени, казаки выделялись среди прочего населения особенностями быта, внутренней сплочённостью, сознанием того что они казаки. Поражение казаков в гражданской войне, накладывало отпечаток на отношение к казакам в целом. Практически все командные должности в казачьих областях, занимали иногородние, отношение иногородних к казакам отличалось повышенной агрессивностью. В следствии этого многие казаки были вынуждены скрывать своё казачье происхождение, отказываться от внешней казачьей атрибутики, изменять личные документы, переезжать в другие регионы страны.
Формально не существовало никаких нормативно-правовых и подзаконных актов (декретов, правительственных постановлений и т.п.), запрещавших казакам носить свою военную форму, которая в мирное время использовалась ими как повседневная и парадная (выходная) одежда. Более того, в августе 1925 г. Северо-Кавказский крайисполком в своем циркуляре всем окружным и областным исполкомам об учете особенностей казачьего быта довольно внятно рекомендовал: «казачество должно знать, что Советская власть различает только классовое расслоение, что она относится совершенно одинаково к крестьянину, казаку, горцу. В силу этого казак может оставаться и называться казаком со всеми своими привычками, носить ту или иную одежду, то или иное холодное оружие, может петь свои вольные песни, собираться на традиционные вечеринки, оказывать почет старикам и т. д. и т. п.».1 В ноябре того же года первый секретарь Северо-Кавказского крайкома ВКП(б) А.И. Микоян, высказываясь против «стеснения казачьего быта», говорил: «нигде в нашей программе не написано, что нельзя носить лампасы и что кубанка означает контрреволюцию, а английская кепи – революцию»
На практике дело обстояло несколько иначе,Как справедливо отмечает А.И. Козлов (исследователь положения казаков в 20-30 г. 20 века), под воздействием огульно-враждебного отношения к казачеству со стороны местных властей «казаки превратились в подлинных изгоев, многие из которых предпочитали сознательно скрывать свое происхождение, дабы избежать репрессий».
Хватало и пропагандистских материалов - по фотографиям, помещенным в газете «Молот», на VI краевую Северо-Кавказскую партконференцию делегация терских казаков прибыла в полном казачьем костюме, захватив с собой даже шашки и кинжалы.1 В журнале «Коллективист» (№ 3 за 1931 г.) содержатся фотографии лучших колхозников Северного Кавказа, направленных зимой 1930 – 1931 гг. в Московскую область для содействия коллективизации. Именно с коллективизации, а не с событий Гражданской войны началось непримиримое противостояние населения Юга России и советской власти, которое в конечном итоге привело и к массовым репрессиям и к массовому коллаборационизму в период Великой Отечественной войны.
Период противостояния.
С началом коллективизации, началось массовое обнищание не только казачьего населения, но и всего населения Юга России, Украины, Центрального Черноземья. По волне протеста, все эти три региона СССР, можно поставить в один ряд. Причём в казачьих областях коллективизации противостояли, как казаки, так и коренные крестьяне. Основой подрыва экономического благосостояния населения Юга России, стали так называемые "трудодни". Колхоз сам решал что, ему выдавать в качестве натуральной оплаты труда колхозников. Так из рациона населения Юга, стал исчезать пшеничный хлеб, который до этого использовался повсеместно. Стали выдавать рожь, ячмень, кукурузу. Население стало массово заниматься собирательством, обратились и к опыту поедания ракушек - Кроме ракушек и рыбы (эти продукты можно было добыть и зимой), в пищу употреблялись лебеда, крапива, щавель, другие растения, дикорастущие фрукты и ягоды и т. д. Относительно промышленных товаров, ситуация была более катастрофической. В частности, об одежде и обуви казаки писали своим родственникам за границу уже в самом начале «колхозного строительства»: «об обуви, о коже на сапоги мы перестали и думать… Так же обстоит дело и с одеждой. Донашиваем старое». Не хватало или не было в наличии всего. Мыла, спичек, керосина, гвоздей, стройматериалов. При этом такая ситуация во многом объяснялась, коррупцией и бюрократизмом расплодившимися в советской системе.
Директора колхозов заманивали к себе на работу трактористов, обещанием выдать пару ботинок и телогрейку, а переселенцам на Кубань, присланным из центральной России были присланы несколько тысяч лаптей.
В ситуации голода и хозяйственной разрухи, население Юга, стало воспринимать Советскую власть, как оккупационную, всякого рода патриотизм таял на глазах. Население Юга (не только казаки), стали открыто выражать надежды на скорейшую иностранную интервенцию, казаки ждали "наших", иногородние выражали солидарность с казаками. Всем этим настроениям, помогала военная истерия захлестнувшая советскую прессу в начале 30-х годов. Все ждали британской интервенции, советские вожди разных уровней заявляли о неизбежности вторжения "буржуев" на территорию СССР.
С конца 20-х, до конца 30-х, годов органы ОГПУ - НКВД, либо раскрывали реальные повстанческие сети, либо наносили превентивные удары по возможным противникам. В ходе коллективизации на Юге СССР, протестные акции, стычки с властями, множились в тысячах мелких и крупных эпизодов, одним из которых было массовое антиколхозное и антисоветское Тихорецкое восстание на Кубани в 1934 году.
Значительная часть казаков воевавших против Советской России, еще находились на территории СССР. При этом многие из них даже сделали себе карьеру. Например офицер Донской армии Сухоруков дослужился до начальника кавалерийских курсов, вступил в ВКП(б), но в последствии в Москве был опознан и разоблачён. Отмечу что, к счастью ему удалось скрыться. Казаки подобные Сухорукову, составляли костяк антисоветских сил, но число их было не велико по отношению к проценту казачьего населения на Юге СССР.
Справедливости ради, нужно сказать что, политика коллективизации не имела какой - либо чёткой антиказачьей подоплёки, она велась в отношении всего населения Юга СССР, вне зависимости от его этнической принадлежности. Эти объясняется и тот факт, что реакция на введения колхозного строя, была у самих казаков социально не однородной. Потому сопротивление колхозному строительству не имело массового характера, особенно в северных районах Дона. В одном из циркуляров выпущенных органами ВКП(Б) было отмечено - "«с особой тщательностью нужно добиться полной очистки этих (речь о южных районах Азово _ Черноморского края)районов от кулацко-белогвардейского элемента из так называемого иногороднего населения, что особенно важно в связи с наличием попыток со стороны классово-враждебных элементов истолковать лозунг партии о ликвидации кулачества, как «ликвидации казачества», и мероприятия по выселению кулачества, как меру расказачивания». Попытки сов.власти хоть как-то, сыграть на противоречиях иногородних и казаков потерпели полный крах, поскольку казачество как сословие умерло, унеся в историю сословные привилегии сеявшие социальную рознь между казаками и иногородними. На Юге остались три основные этнические общности казаки и русские или казаки и украинцы. И эти две этнические общности, стали разделяться по социальным признакам и по признаку отношения к проводимой сов.властью политики по отношению к сельскому населению. Ярким примером такой общей деятельности стал "Союз хлеборобов", который противопоставлялся проводимой сов.властью политике, как казацко - крестьянский союз. Наработанный веками казачий этнический вектор сопротивления власти, в значительной степени повлиял на консолидацию казачьего и иногороднего населения казачьих областей Юга СССР, что в последующем примет причудливую форму "оказачивания" но уже по советским лекалам. Но об этом я расскажу в следующей публикации в которой будет рассмотрено движение "Ворошиловских всадников", как целостное и противоречивое явление жизни колхозного казачества.

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.