?

Log in

No account? Create an account
О донцах и запорожцах в 17 веке.
казаки кавалерия лошади
karabai96
Очередные рассуждения в ленте ФБ, побудили меня сделать небольшой исторический экскурс в ходе которого можно было бы понять систему взаимоотношений донцов и черкас. Начну с одного исторического эпизода.



1625 г. В этом году донские казаки, памятуя о прошлогоднем успехе в морских походах, решили вместе с запорожцами взять и разграбить богатый турецкий город Трапезунд. Для этого в Сечь была отправлена легковая станица, в задачу которой входила координация действий двух Войск. Переговоры в Сечи прошли успешно и весной, в Монастырский городок прибыли несколько сотен запорожцев, верных своему обещанию громить турок, соединившись с 2030 донцами атамана Исая Мартемьянова, они прорвались в море. Однако на пути в Трапезунд, днепровские казаки отстали от донцов и те, не дожидаясь, своих товарищей по оружию, решили штурмовать богатый город одни, используя фактор внезапности. Но для взятия столь богатого и хорошо укреплённого города, 2030 бойцов оказалось недостаточно. Вытащив струги на берег, казаки пошли на приступ. Многочисленный гарнизон и жители города отчаянно защищались, и отбили штурм с большими для казаков потерями. Перегруппировавшись, казаки вновь пошли на штурм городских укреплений. Жестокие бои продолжались четыре дня, в результате которых донцам удалось захватить лишь предместные укрепления. За это время турки получили подкрепления и яростно оборонялись, отбивая все приступы. Они знали, в случае взятия города: пощады не будет ни кому; их семьи и они сами будут безжалостно вырезаны победителями.
Подошедшие вскоре запорожцы, не сумели переломить ход событий. Казаки были вынуждены отступить от города, так как в любое время могли появиться турецкие корабли. В море, когда донцы и запорожцы, съехались для совета, между ними началась свара. Черкасы обвиняли донских казаков в желании в одиночку разграбить богатый Трапезунд. Свара вскоре переросла в вооружённое столкновение, в ходе которого погибло много казаков, в том числе и атаман Исай Мартемьянов.
Предыстория взаимоотношений донцов и запорожцев в 17 веке лучше всего прослеживается на документальной основе, здесь мы постараемся избежать домыслов и фантазий. Итак. Московские источники в переписке с турками описывают донских казаков как людей "живущих кочевым обычаем", собственно говоря годного к войне населения на Дону тогда было не много. Значительная часть казаков отсутствовала уйдя в морские походы, на самом же Дону оставались весьма незначительные силы. В те времена Варшаве нужны были союзники в войне с турками и взоры поляков обратились на Дон, и донских казаков, злейших врагов османов. Запорожский гетман Бородавка, с ведома Сейма и польского короля, прислал в Войско Донское атамана Соколку, с двумя казаками. Они были направлены с предложением к донцам, встать под польские знамёна, для борьбы с турками. Соколка, прибыв в Раздоры, зачитал в кругу королевскую грамоту, призывавшую казаков идти войной на турок. В ней король обещал донцам 30 руб. жалованья на человека. Деньги, по тем временам огромные. Но донские казаки, не смотря на заманчивое предложение польского короля, под его знамёна не встали, сославшись на своё малое число. По их словам, на Дону и запольным рекам у них всего 7000 бойцов, которые нужны для защиты городков от набегов турок, крымцов и нагаев.
Таким образом донское войско не могло обходится без союзников и в те времена на Дон прибывали русские служивые люди (не путать с национальностью) от "украинных" городов, причем они как приходили, так и уходили, а донцы нуждались в постоянных союзниках в виде профессиональных воинов. В продолжение истории с поляками 200 человек донцов и черкас ушли всё же к полякам, а тем временем на Дон пришли пришло на «житьё» 1000 человек черкас, с жёнами и детьми: «… а с ними всякой рухляди 80 телег». Тем не менее Москва имевшая в отношении донцов определенную власть запрещает поселение черкас на Дону - «… а по нашему указу запорожских черкас принимать вас к себе не велено, потому, что они приходят к вам по научению польского короля для того, чтобы меж нас и турского султана и крымского царя ссору учинити и война всчать…и вы б в том на себя нашего государского гнева не наводили и нашей к себе милости не теряли».
Интересно что турки четко отличали по внешнему виду донцов от запорожских черкас. «… село Кандру и иные сёла и деревни нынешнего лета повоевали и пожгли государя вашего донские казаки и людей многих побили, а иных жителей поимали, и мы де за то ныне хотим учинить над вами тоже, что донские казаки над нашими учинили». Московские послы оправдываясь говорили, что в море ходят и корабли с каторгами громят подданные польского короля – запорожские черкасы, а не донцы. Но турки возражали послам: они де знают и донских казаков и черкасов, а в Кандру приходили именно донские казаки, а не черкасы.
В 1623 году воеводе Белосельскому была поставлена задача провести перепись «… сколько ныне на Дону будет при нём в съезде изо всех верхних и нижних городков всех атаманов и казаков, и сколько у них добрых и средних, и худых, и сколько у них на Дону ныне живёт запорожских черкас, и в которых юртах живут, в нижних или верхних». А так же узнать, отдельно ли черкасы в своих юртах живут или вместе с донцами; когда прибыли на Дон, и когда будут отъезжать, и не ли у них с донцами ссор. Если же в Войске находятся 200 или 300 запорожцев, то призвать в посольский стан лучших атаманов и казаков, и передать им волю царя, не принимать в свои юрты черкасов, так как они в Смуту «… приходили в Российское государство на государевы украинные городы и места повоевали, и крестьянскую (христианскую) кровь многую пролили, и церкви Божии обругали». Белосельский выяснил что, на Дону проживают 300 черкас и выдвинул требование не допускать их на Круг.
В то же время в переписке с крымцами донцы характеризуются так - " «… на Дону живут люди вольные, кочевым обычаем, в отдалённых местах, то и дело переселяясь, как разбойники и повелений государевых не слушают, а жалованье получают малое, за то, чтобы российским и турецким послам ни каких обид и притеснений не было, и государь московский посылал неоднократно бояр своих в Войско уговаривать донцов, жить с азовцами и крымцами мирно, и улусы их, и юрты не громить».
Интересный факт который не хочется опускать, что в войске жили ногайцы, которых и именовали "татары", о них также упоминалось - «… и донских бы казаков, и которые нагаи с ними живут на Дону, и которые нагаи живут в вашем повеленьи в Астрахани, велеть бы им учинить заказ крепкой, и чтоб они на государя нашего улусы не ходили». Тем временем Москва отслеживая количество запорожцев на Дону получает разноречивые сведения - "Астраханские воеводы Пётр Головин и Алексей Зубов доносили в Москву: «… вскоре пришли на Дон к казакам с моря ж запорожских черкас с пять сот человек, зазимовали у казаков на Дону». В то же время атаман Старов, на расспросе в Посольском приказе говорил, что запорожцев на Дону нет, разве что беглецы из плена: «А нынешнего де лета, приезжали с моря на Дон Запорожские черкасы Олексеем зовут Шафран, с товарыщи четыре человека, а были они на каторге, а с каторги посажены были в Терском городе в тюрьму … и с тюрьмы вырезались и прибежали на Дон и были на Дону недели з две, и покрали у казаков четверо лошадей добрых, и побежали в Запороги».
Интересный факт. Обычно запорожцы изображаются как непримиримые враги крымцев и мусульман в целом, однако Войско запорожское неоднократно заключало с Крымским ханом союзнические соглашения. Осенью 1625 года, Запорожцы вышли в море формально выполняя союзнический долг перед крымским ханом, с которым у них был заключён договор, направленный против Турции. Днепровские казаки, своим ударом по побережью Турции, отвлекали внимание султана от хана Махмет Гирея и его брата Шагин Гирея. Интересно, что в этом походе принимали участие и донские казаки. Казаки вышли к Трапезунду где произошло большое сражение, после взятия Самсуна и Синопа, донцы и отложившиеся от основной эскадры запорожцы вдруг ударили по крымским улусам. «И казаки ж де с Дону и на море ходят и, сложась с черкасы, крымские улусы воюют и в полон людей емлют, и сего же де лета (года) приходили под Козлёв (Гизлёв), и многие деревни воевали, и в полон многих людей поимали, а у иных де жёнок брюха пороли».
К весне 1626 года на Дону отмечается большое количество черкас - "«Живёт он, Алёша, на Дону 18 лет, а иные его товарищи живут лет по пяти и по шести, а всех их на Дону с 1000 человек. А в Запорогах донских казаков тоже много… Только живут переходя. Они ходят на Дон, а с Дона донские казаки и к ним ходят и живут сколько и где кто хочет. А повелось у них то с донскими казаками исстари, что меж себя сходятся и живут вместе, в одних куренях». Самостоятельная позиция Донского войска и постоянный союз с запорожскими черкасами вызывает раздражение Москвы. « … вы атаманы и казаки, сложась с Запорожскими черкасы, на море ходили, и городы турского воевали, а приходили близко Царя Города и многие городы взяли, и сёла и деревни пожгли, а людей побили».
Но всё же главной причиной недовольства Москвы нахождением запорожцев на Дону и донцов в Сечи было следующее « … а сами ведаете, что Запорожские черкасы служат польскому королю, а польский король наш неприятель, и всякое зло на наше государство умышляет». Невозможно было забыть ни разорение городов и храмов ни штурм Троице - Сергиевской Лавры ни многие другие деяния черкас на Московской Руси. Ктому времени на нижнем Дону количество запорожских черкас достигало 10-15% от боеспособного населения Дона. Донцы не могли мириться с двуличием Московского государства видя как московский царь заигрывает с турками и крымцами в надежде их руками удушить Речь Посполитую. В 1630 году, всю зиму этого года запорожские казаки небольшими партиями, по 10 – 20 человек, неоднократно приходили на Дон. Некоторые из них обосновывались на постоянное место жительства в донских городках, но большинство черкас приходило для участвия в совместных с донцами морских поисках.
Походы 1631 года лишь подтверждают то, что запорожцы крепко осели на Дону - «В нынешнем 139 году (1631 г.) в Великий Пост и на святой неделе, пришли с Дону на Волгу воровских донских казаков и черкас с тысячу и больши, а шли, государь, Чёрного Яра и Царицына, а ныне шли меж Астрахани и Чёрного Яра, да с Яика, государь, пришли на Волгу ж воровских казаков 250 человек».
Нахождение донцов в Сечи подтверждается тем что, в середине июля 1631 года флот вышедший из Сечи, в числе 1500 человек насчитывал 200 донцов недовольных подчинением Круга требованиям Москвы о прекращении походов на турок и крымцев. В конце июля казачий флот вошёл в Керченский пролив и начал истребление прибрежных селений.
В в 1631 г. 2000 донских казаков и черкас воевали на стороне генералиссимуса Священной Римской империи Валленштайна, в Силезии против Саксонии, союзника триумфатора этой войны, шведского короля Густава 2 Адольфа.
Давая общую характеристику событиям начала 17 века, и в последующие периоды, можно сказать что, донцов и запоржцев объединяла прежде всего "набеговая экономика", схожий образ жизни и общая на тот момент историческая судьба. События начала 18 века резко перечеркнули намечавшуюся конфедерацию Дона и Сечи.
При этом я готов сделать существенную оговорку. Речь идет исключительно о низовых донских казаках, верховые казаки в то время жили своей особенной жизнью. Так что, к предкам Гришки Мелихова эти события отношения не имеют. А что было и как я расскажу в следующей небольшой публикации.

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.