?

Log in

No account? Create an account
Курды - казаки Турции.
казаки кавалерия лошади
karabai96
Курды с момента своего появления на исторической арене всегда представляли собою как значительный военно-политический фактор Предней Азии Ближнего востока в первую очередь благодаря овеянной легендами знаменитой курдской коннице.
История курдской конницы уходить в глубь тысячелетий. Интенсивное развитие коневодство в начале II тысячелетия до н.э. совпадает с периодом активизации протокурдских (кутии/хурриты и касситы) племен. Во время арабского завоевания арабы выплачивали жалованье курдским вождям на содержание конницы и курды на всех фронтах халифата уже воевала наравне с арабами как союзники. Хотя сами арабы называли курдов войском еретиков.



При Сельджуках и Османах положение не изменилось и курды вместе с тюркскими племенами расширяли пределы Османской империи. Не случайно, что именно в Османской Турции число курдской конницы было более масштабной. В годы правления турецкого султана Селима I (1512-1519) была образована отдельная курдская армия со штаб-квартирой Амеде (Диярбакыр). Именно благодаря курдской коннице в Чалдыранской битве (1514) Османы добились стратегическую победу над Сефевидами. В 1515 г., при посредничестве советника султана Селима I - курда Идриса Хакима, между султаном и курдскими эмирами был подписан договор 23 влиятельными курдскими племенами, согласно которому курдские князья сохраняли независимость и свободу своих владений, а также право их передачи по наследству. Курды, сочетающие мирное земледелие и животноводство, в купе с более выгодной кражей и воинственностью, продолжали сохранять за собой репутацию великих воинов. Их услугами пользовались шахи Ирана, англичане и конечно турки - османы. Россия также была вынуждена учитывать фактор существования боеспособной курдской конницы. Вот как описывает первую встречу русских войск с курдской конницей очевидец событий, русский историк В. А. Потто: «13 апреля 1827 г. … На Абаранском поле (под г. Ереван в Республике Армения – Л.М.) на дороге на селение Верхние Айгланлы… Здесь-то в первый раз в эту кампанию русские увидели знаменитую конницу. Не говоря уже о красоте кровных куртинских жеребцов, внушительное впечатление производили сами наездники, исполинский рост которых казался еще громаднее от высоких головных тюрбанов, украшенных перьями и золотом. Когда куртин, гремя и сверкая оружием, бешено несся на своем жеребце, крутя над головой гибкую пику, увенчанную пучком дорогих перьев, он имел поражающий вид, способный, по крайней мере на первых порах, озадачить всякого противника. Донцы поддавались этому впечатлению каждый раз, когда на них налетала куртинская конница, - и давали тыл… Кучки застрельщиков также невольно сжимались плотнее»[34]. Но в 1855 г. на российской стороне уже воевали 2 курдских кавалерийских полков и несколько пехотных рот, которые во многом способствовали победе русского оружия в ходе русско-турецкой войны.
Османское правительство уже давно было озабочено покорением курдов и привлечением их на свою службу. В Северо-Западном Курдистане было до 400 таких свободных правителей[40], которые участвовали в войнах под предводительством санджак-беев (окружных начальников - так именовались правители санджаков, которые одновременно являлись командующими войсками санджака.) В мирное время они не подчинялись последнему и были независимы, однако не имели собственных знамен и фанфар. Такие правители носили титул эмира. На территории, где существовала абсолютная власть курдских феодалов, каждая область имела свои законы и порядки, формы правления и налоговую систему. Такое положение дел на юго-восточных провинциях империи шла вразрез с интересами турецких султанов, стремящихся к упрочению центральной власти на местах. Поэтому было решено начать полное покорение Курдистана с реформ по насаждению в Курдистане новой административной системы. Согласно административной системе, выработанной Идрисом Хакимом, Курдистан делился на округа (санджаки). К примеру, вилайет Диярбакыр был разделен на 19 санджаков; из них 11 находились в управлении турецких властей, а остальные восемь были переданы курдским эмирам. Подобная система впоследствии была распространена и на другие районы. В отличие от других административных единиц курдские санджаки назывались санджаками типа юртлука и оджаклика. Земли в них относились к категории государственных и подразделялись на тимары (военный лен с годовым доходом до 20 тыс. акче) и зеаметы (военный лен, доход которого превышал 20 тыс. акче). Например, эмират Чемишгезек был разделен на 2 санджака и 14 зеаметов и тимаров. После восшествия на престол султана Сулеймана I (1520- 1566) османская власть в Курдистане упрочилась. В эти годы турецкое правительство старалось создать из курдских княжеств кордон, живую стену между Турцией и Ираном. Многие курдские племена и племенные объединения были поставлены на службу по охране пограничных областей. Вторая половина XVII в. также прошла в бесконечных курдских восстаниях. Череда нескончаемых войн между Ираном и Турцией за господство в Курдистане и феодальная междоусобица наносили большой урон населению Курдистана. Большая часть территории Курдистана опустела, многие города и крепости были стерты с лица земли. Весь последующий 18 и 19 век Курдистан сотрясали восстания, пока Курдское восстание 1830 г. под предводительством Кавалали Мехмет Али Паши на обширной территории, включая и Юго-Западный Курдистан, неудачные попытки его подавления к 1838 г.не подвело османское правление к признанию того факта, что ее власть на курдские княжества не распространяется. Следующее восстание 1842 года закончилось поражением курдов и утратой завоеванных позиций. 14 декабря 1847 года была образована провинция Курдистан. Интересно что, в российско - турецких конфликтах часть курдов воевало за Россию, а часть за Турцию. В ходе дальнейшей истории, Турция обескровленная рядом поражений от России, была вынуждена изменить свою политику в отношении курдов и пойти на сближение с курдской знатью.
Результатом этого сближения было совместное решение привлечь курдов в качестве резерва турецкой армии.



По совету командующего 4-ой армией Зеки-паши, штаб которого находился в Эрзинджане, султан Абдул Хамид II (1842-1918 гг., на троне — 1876-1909 гг.) в 1891 г., четыре года спустя после неудачной войны с Россией (1877-78), издал указ о формировании из курдских племен полков, названных в его честь «Хамидие».
Каждый «дым» должен был дать одного всадника с лошадью, а в случае отсутствия лошади выставить пешего воина в регулярные войска для действительной воинской службы. На территории Турецкого Курдистана первоначально были учреждены 36 полков из числа наиболее в численном отношении мощных курдских племен. Первый полк был формирован из курдского племени Sipki (Сипки). Племя Милли (под командованием Ибрагим бега Милли, племенного вождя) выставило 20 кавалерийских, а племя Зилан (Mirlivа Гусайне Коре, вождь племени Хайдаран) выставило 16 кавалерийских полков, названных в честь турецкого султана Абдуль Гамида — Хамидие (Hamidiye), численность которых в дальнейшем планировалось довести до 200 тысяч. Количество полков в Ливах варьировались от 5 до 9. Курдские племена Милан (Milan, Вираншехр) и Хасанан (Husnanlı, Hasenan - Малазгирт) каждый по 5-ти полками и Хайдаран (Haydaran, Ергиш) с 7-ю полками в качестве самых сильных племен возглавляли выставляющих кавалерийских полков список племен.



Ответственным за боевую подготовку полков Хамидие был назначен кадровый офицер турецкой армии Мирлив Халыт бек Джибрани - вождь обитающей на Врто-Гумгум (Gumgum) курдского племени Джибрани. Анализ документа показывает, что Абдул Хамид определяя места расположения вновь формируемых кавалерийских частей, преследовал стратегическую цель по раннему предупреждению нападений со стороны Ирана и России. Полки «Хамидие» намеревались разместить в двух районах: первый — между Эрзерумом и Ваном, на границе с Россией; второй — на северном участке линии Мардин-Урфа. Поэтому полки «Хамидие» начали создаваться в первую очередь в районах Курдистана, прилегающих к русскому Закавказью (восточная часть Эрзерумского, север Ванского и Битлисского вилайетов). В соответствии со статьей 53 Закона «О воинских кавалерийских полках Хамидие» («Asakir-i Hamidiye Süvari Alayları»)[10] принятой в 1308 г.х. (1891) и последним разделом Полкового Устава Османской Армии, было принято решение о создании Хамадийских кавалерийских полков из числа курдских племен, члены которых раньше не призывались в регулярную армию. Согласно 2-ой статьи Закона о Хамадийских кавалерийских полках («Tenkisat-ı askeriye cümlesinden olarak Hamidiye Süvari Alaylarına dair Kanunnâme»[11]) каждый полк должен был состоять не менее 4-х и не более 6-ти кавалерийских эскадронов. Штатный состав каждого полка определялся не менее 512 и не более 1152 чел. В соответствии со статьями 3, 4 и 5 крупные племенам разрешалось сформировать один и более полков, а малочисленным племенам — несколько кавалерийских эскадронов. В указанных статьях Закона привлекает внимание категорический запрет на «создание полков мелкими аширетами и их сбора в целях прохождения совместного обучения» и только с ведома Правительства и военного командования в военное время разрешалось их сбору и объединению. А также штатная численность Хамадийских кавалерийских полков определялось по трем возрастным категориям:
I. от 17 до 20 лет, «Ibtidaiye» («Первичное», резерв)
II. от 20 до32 года «Nizamiye» («Регулярное», первый воинский разряд)
III. от 32 до 40 лет «Redif» («Регулярное», второй воинский разряд)

В соответствии с 19 статей данного Закона, определялось национальный состав и внешний вид кавалерийского состава полков. Так как воинские кавалерийские полки Хамидийе формировались из числа курдов, туркмен, арабов и др., которые имели свои национальные формы одежды, то для удобства указывалось, чтобы каждый полк обязательно был одет в национальные одежды в соответствии со своими местными обычаям, поэтому и такой формой одежды для кавалеристов определялось три вида — курдский, туркменский и арабский. Чтобы различать кавалеристов Хамидийе от их не штатских соплеменников, учреждалось специальные нашивки с указанием названия и порядкового номера полка. Личный состав Хамадийских полков сами себя обеспечивали одеждой, лошадьми и снаряжением, а оружие, боеприпасы и провиант предоставляло государство. Таким образом мы видим частичное копирование системы формирования казачьих полков в России.
После 1908 года правительство младо - турков, испытывало значительное давление ряда держав в том числе и России, которые требовали роспуска курдских полков. Однако правительство младо - турков, не пошло на поводу у западных держав и отменило решение о роспуске полков "Хамидийе". Тем не менее вожди курдских племен и главы воинских формирований узнав о внесении в повестку дня предложения о роспуске курдских полков, восприняли это как личное оскорбление, еще более осложнило ситуацию включение полков "Хамидийе" в состав регулярных воинских формирований.
Младотурки, из-за многочисленных жалоб армян и из-за давления извне, а также, чтобы показать силу и авторитета офицеров-комитетчиков и задобрить армян, запросто могли арестовывать глав некоторых курдских племен, обезоружить курдов и наоборот, разрешать армянам свободного ношения оружия. Такое отношение к курдам не только вызывала озабоченность у «хамидийцев» но и у остального курдского населения. Потому что, получившие от властей поддержку армяне снова начали вылазки против курдов, участилось число тайных убийств незащищенных безоружных людей. События 1909 г. в Адане дали повод младотуркам, чтобы под видом защиты Армянского Комитета усилить нападки на курдов. Бесчинства правительственных чиновников по отношению к курдам открыто просматривается и в телеграмме командующего 4-ой Армией маршала Татар Осман Паша, направленной в июле 1911 «Военному Комитету»:
«Несмотря на то, что даже в тех случаях, когда люди безвинны, правительственные чиновники и судьи во всех случаях обращения к ним занимая ранее определенную позицию, выносят обвинительный приговор прежде всего курдам, а оправдательный — армянам. Такая позиция зародило у курдов убеждение в то, что они куда и кому бы не обращались, права их ни кем не будут защищены.
В период моей поездки я ни у одного курда не видел никакого оружия, зато армяне в селах и даже городах свободно и вольно носили оружие…
Как следствие подобной политики, я у курдов наблюдал обреченность и страх, а у армян — смелость и приподнятость, сочетающееся уверенностью их защищенности…»
В 1911 г. в соответствии с вновь принятой поправкой ("Cerad Nizamı") Закону «О воинских кавалерийских полках Хамидие», служба и обучение квалерийских полков приводилось в соответствие с требованиями современных условий. В 1912 г. в соответствии с незначительными поправками к Закону «О воинских кавалерийских полках Хамидийе» турецкое военное командование намеревалось объединить Племенные полки. Вместо существующих 66 полков «Хамидие» предусматривалось формирование 4-х дивизии с 24 полками. На службу должны были принять или оставить служить только тех, у кого были пригодные для войны кони. Каждый год эти полки должны были прибыть на места сборов и после соответствующего обучения кавалеристы получали бы оружие.
В соответствии с новым Положением, усиливалось контроль центрального правительства, а главным условием уже ставилось командование полками со стороны кадровыми турецкими офицерами, а племенные офицеры были бы у них их заместителями. Во главе подразделений назначались два офицера: один из числа турецких кадровых офицеров, другой – из племени.
С целью использования против внешних врагов Младотурецкой Республики «Хамадийе» стали преобразовывать в так называемые «Аширет Алайлары» («Племенные полки»). Главное их отличие от «Хамидийе» заключалось в том, что они привлекались для несения службы за пределами границы республики. Всего были вновь сформированы из курдов 4 дивизии и 1 резервная бригада.
Недовольство с политикой младотурок вылилось в новые курдские восстания с участием полков «Хамидие». В 1913 г. в районе Акабин Мосулского вилайета при поддержке дислоцированных там Хамидийских частей началось Курдское восстание. В 1914 г. в Битлисе под руководством Муллы Салима поднялось очередное курдское восстание. Последним крупным восстанием полков «Хамидийе» было возглавляемое сыновьями вождя Милан Ибрагим Паши (1 июня-8 сентября 1920 г.). Перед войной, обострились отношения с армянами. По словам Мухияддин бека, внука Абдулмаджид бека, «Каждый год ранний весной армянские юноши с наших окрестностей, Битлиса, Татвана, Сиирта по одиночке или по несколько человек переходили границу и уезжали в Ереван. По данным нашей разведки эти юноши в Ереване проходили боевую подготовку. По подговору находящихся в Ване, Баязете и других местах иностранных шпионов, армяне продолжали вооружаться и участились вооруженные террористические вылазки против мирного населения и фактически, это были действия по уничтожению курдов. Эти вылазки армян дошли до такой степени, что они уже переросли в оскорбления чести и достоинства курдов, переполнившей чашу терпения и входящие в состав полков «Хамидийе» курды начали дать отпор армянам. В моей памяти сохранилось одно событие: Чуть раньше русско-турецкой войны пришла известие о том, что около 300 вооруженных армянских боевиков пройдя через села Кушк (Köşk), Шаме (Şeme, Geçimli), Мирза (Mirze, Ocakbaşı) расположились в горах Картавин (Kertevin). Мой отец (Kaymakam Binbaşı (подполковник) Абдулмеджид бек с помощью полков из Малазгирта и Хыныса в течении недели воевали с армянами».
В ходе Первой мировой войны «Хамидие» с 4 дивизиями и одной резервной бригадой с общим числом более 30 полков воевали в составе турецкой армии. Курдская кавалерия сыграла существенную роль во время боевых действий по всему фронту на Балканах и в восточном направлении в ходе Первой мировой войны — в пользу Турции.
Учрежденные по образцу Российских казачьих кавалерийских частей в соответствии с султанским указом, определяющим службу, обязанности и прав Хамидийские кавалерийские части при первом же сражении стали сокрушить противника. Еще раньше во время турецкой-русской войны 1893 г. эти части не только не раз опрокидывали казачью конницу, но и проявляли чудеса героизма и храбрости против Русской армии и «партизанской тактикой» наносили ощутимый удар по российским кавалерийским частям. Один характерный пример показателя боеспособности Хамидийских формирований связан с именем Абдулмеджид бека,в одном из сражений в районе Тутак Абдулмеджид бек вместе с отрядом из 6 человек разгромил русскую артиллерийскую батарею и отбил у противники пушки.



В 1915 г. небольшой отряд «Хамадие» направились в Мехабад (Восточный (Иранский) Курдистан), заставив русских сил отступать до Тебриза, а потом освободили и этот город от русских. В 1915 г. кавалерийское подразделение Халыт бека Джибрани в ущелье Зорлу разгромило намного превосходящее казачьи силы. Под командованием Казым Карабекир Паши курдские полки с боями дошли до Кавказа, освободив занятые русскими войсками территории.
В следствие Агрийских (Араратских)» восстаний (1927-1930) терявшие все свои дееспособности Хамидийские части в большинстве своем были разоружены и лишь командование полков и офицеры были обеспечены пенсией.
А переход двух родственных племен Хасанан и Зиркан (выставивших больше всех полков Хамидийе, участники восстания Шейха Саида в 1925 г.) в Иран фактически положило конец периоду Хамадийских частей. Вплоть до 1950 г. пенсии не принявшим участие в восстаниях бывшим офицерам и главарям племен из числа Хамадийцев выплачивалось их женам. Со смертью их жен, окончательно было закрыта страница Хамидийского периода.
Составлено по материалам - http://www.kurdist.ru/index.php?id=309&option=com_content&task=view