?

Log in

No account? Create an account
Кавалерия Красной Армии, что это – скифская орда или могучий род войск?
казаки кавалерия лошади
karabai96
Ответы на вопросы «Комсомольской правды»
(с исправлениями)
Кавалерия Красной Армии, что это – скифская орда или могучий род войск?


0_25cd7_dff20425_L

1. Советская кавалерия в первые дни войны.

«Мы - красная кавалерия, и про нас былинники речистые ведут рассказ…»
(Сноска: - Марш Буденного, музыка Д.Я. Покрасса, слова А. Д'Актиля, 1920 г.)
Эти слова были известны многим поколениям в Советском Союзе. Овеянные победной славой Гражданской войны, воспетые в предвоенные годы, звучавшие в тяжелейшие моменты Великой Отечественной войны, гремевшие на парадах в послевоенные годы, в 50-х и даже в 60-х годах прошлого века – эти слова сегодня вряд ли кто знает из нынешней молодёжи, нового поколения ХХI века.
Слова эти воспевали красных конников – «альбатросов революции» по словам одного из героев советского боевика «Свой среди чужих – чужой среди своих».
Красные кавалеристы - и сразу перед глазами возникают всадники в высоких островерхих шлемах с красными звёздами, мчащиеся на врага с клинками в руках под развивающимися алыми знамёнами, лихие тачанки запряжённые тройками разгорячённых коней с ходу разворачивающиеся на поле боя и поливающие врага смертоносным свинцовым ливнем.
Красные кавалеристы громили белоказаков, интервентов, белополяков, повстанческие армии, басмачей, освобождали Западную Украину и Западную Белоруссию, Бессарабию и Северную Буковину от польских и румынских оккупантов.
В годы Великой Отечественной войны советские кавалеристы прославились своими подвигами в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками и их приспешниками.
Будённовцы, котовцы, конармейцы, конногвардейцы, беловцы, доваторцы, плиевцы, осликовцы и другие герои – рассказами об их подвигах зачитывались миллионы мальчишек в стране носившей гордое название Советский Союз.
Но наступили новые времена и о советской кавалерии стали говорить всё реже, всё меньше, упоминая о ней как об отжившем архаичном роде войск, не вписывающимся в новую эпоху – эпоху полной механизации Вооружённых Сил и ракетно-ядерного оружия.
В новейших трудах о Великой Отечественной войне, о кавалерии, как о роде войск, говорят чуть ли не вскользь, как о чём то случайном, оказавшемся в силу ряда печальных обстоятельств в гуще величайших сражений советского народа с гитлеровскими оккупантами. Ряд историков стал называть советских кавалеристов ездящей пехотой.
По моему мнению - назвать кавалериста, да ещё из сабельного эскадрона, ездящим пехотинцем – это было бы величайшим оскорблением для лихих рубак, ходивших в конные атаки на врагов наше родины.
Так что же это такое – красная кавалерия.
Перед Великой Отечественной войной, когда советское военно-политическое руководство предпринимало огромные усилия по механизации и моторизации Красной Армии, многим показалось, что конница отжила своё и в войне моторов ей, если так можно выразиться, не место. Было проведено резкое сокращение численности конницы, её частей и соединений.
В результате проведенных мероприятий в СССР из имевшихся к 1938 году 32 кавалерийских дивизий и 7 управлений корпусов, к началу войны, на 22 июня 1941 года, в составе войск Красной Армии имелось четыре кавалерийских корпуса, расположенных в Белорусском, Киевском особых, Одесском и Среднеазиатском военных округах, 13 кавалерийских дивизий, из них четыре горно-кавалерийские, 4 запасных кавалерийских и 2 запасных горно-кавалерийских полка, запасной конный артполк.
Общая численность кавалерии составляла около 117 тыс. человек.
Три кавалерийских корпуса включали по две кавалерийские дивизии, а в одном, кроме того, была и горнокавалерийская дивизия. В отличие от корпусов стрелковых войск, каких-либо специальных частей, кроме дивизиона связи, кавалерийский корпус не имел.
Кадровые кавалерийские дивизии представляли собой серьёзные боевые соединения, способные решать боевые задачи, как самостоятельно, так и совместно с танковыми и стрелковыми соединениями в составе конно-стрелковых и конно-механизированных групп. Перед войной отрабатывались и вопросы взаимодействия подвижных наземных соединений с авиацией.
Кавалерийская дивизия численностью 8968 человек включала четыре кавалерийских полка, конно-артиллерийский дивизион (8 122-мм гаубиц и 8 76-мм пушек), танковый полк (64 танка БТ -7, 18 бронеавтомобилей БА-10 и БА-20), зенитный дивизион (2 батареи 76-мм зенитных орудий и 2 батареи зенитных пулеметов), эскадрон связи, саперный эскадрон, дегазационный эскадрон и другие подразделения обеспечения. Количество лошадей в дивизии составляло 7625.
Кавалерийский полк численностью 1428 человек состоял из четырех сабельных эскадронов, пулеметного эскадрона (16 станковых пулеметов и 4 миномета калибра 82 мм), полковой артиллерии (4 орудия калибром 76 мм и 4 орудия 45 мм), зенитной батареи (3 орудия калибром 37 мм и три пулеметные установки М-4 – счетверенные пулемёты «Максим»), полуэскадрона связи, саперного и химического взводов и подразделения обеспечения.
В отличие от кавалерийской дивизии, горнокавалерийская дивизия численностью 6558 человек не имела танкового полка, на вооружении ее артиллерийских батарей состояли всего 26 горных пушек калибром 76 мм и горных минометов калибром 107 мм. Количество лошадей в этой дивизии – 6827.
Все кавалерийские соединения содержались в мирное время по штатам, практически не отличавшимся от штатов военного времени, и были хорошо укомплектованы подготовленным личным составом.
В сентябре 1939 года все три корпуса участвовали в походе в Западную Белоруссию и Западную Украину. В 1940 году 2-й и 5-й кавкорпуса в составе советских войск вступили в Бессарабию и Северную Буковину, в июне 1940-го года 6-й кавкорпус прошел в полной парадной кубано-терской и донской казачьих формах под рукоплескания жителей по улицам тогдашней столицы Литвы Каунаса.
Перед началом вторжения немецко-фашистских войск на территорию СССР в приграничных округах дислоцировались семь кавалерийских дивизий, в том числе: Западный военный округ (ЗапОВО) - две кавалерийские дивизии; Киевский военный округ (КОВО) - две кавалерийские дивизии; Одесский военный округ (ОдВО) - три кавалерийские дивизии.
Возможно, читателю будет интересна оценка, которую давал Генеральный инспектор кавалерии Красной Армии генерал-полковник О.И. Городовиков на совещании высшего командного состава, проводимого под руководством И.В. Сталина в конце 1940 года в Москве.
Сравнивая соотношение сил советского кавалерийского корпуса и германской моторизованной дивизии, О.И. Городовиков отмечал, что в составе кавалерийского корпуса трех кавдивизионного состава 12 кавполков, из технических средств – 172 танка БТ-7 и 48 бронемашин в трех танковых полках, 144 орудий дивизионной и полевой артиллерии, 60 орудий ПТО, 92 станковых и 384 ручных пулемёта.
В германской мотодивизии 3 пехотных полка по 3 батальона, 117 орудий полевой артиллерии.
Из этого сравнения видно, что по огневой мощи советский кавкорус превосходил мотодивизию вермахта. И о шашках старый рубака, герой Гражданской войны, командарм 2-й Конной армии, здесь даже и не заикался.
Для полноты картины обратимся к воспоминаниям выдающегося командира 2-го кавалерийского корпуса (впоследствии 1-го гвардейского кавалерийского) генерал-полковника П.А. Белова, остановившего осенью 1941 года под Тулой танки Гудериана (2-я танковая группа группы армий «Центр»).
«…Накануне войны располагавшийся в Бессарабии 2-й кавалерийский корпус имел в своем составе лишь две кавалерийские дивизии: 5-ю имени Блинова и 9-ю Крымскую…
Обе кавалерийские дивизии прославились в боях Гражданской войны. Обе были хорошо обученными боевыми соединениями, готовыми по тревоге вступить в бой. Богатейшие боевые традиции Гражданской войны свято береглись всем составом дивизии и являлись гордость командиров, сержантов и рядовых. Боевая подготовка частей корпуса находилась на высоком уровне.
Значительная часть офицеров имела большой опыт командования и партийно-политической работы, была достаточно подготовлена в тактическом отношении. Многие из командиров перед войной окончили военные академии, курсы усовершенствования, являлись подлинными мастерами обучения и воспитания личного состава подразделений.
Корпус содержался по штатам мирного времени... После отмобилизования 2-й кавалерийский корпус имел следующую организацию. Для управления войсками имелся небольшой подвижной штаб, передвигавшийся верхом или на автомашинах, авиазвено связи, дивизион связи и комендантский эскадрон. Тыловых учреждений в корпусе не было.
Каждая из двух кавалерийских дивизий состояла из четырех кавалерийских полков, танкового полка, конно-артиллерийского пушечно-гаубичного дивизиона и 76-мм зенитно-артиллерийского дивизиона, эскадрона связи и саперного эскадрона с инженерно-переправочным парком.
Кавалерийский полк состоял из четырех сабельных эскадронов, каждый из которых давал при спешивании 8 расчетов ручных пулеметов и 30-40 стрелков.
Кроме того, в полку имелись пулеметный эскадрон с 16 пулеметами на тачанках, батарея 76-мм облегченных полковых пушек и спецподразделения. В танковом полку насчитывалось 50 танков БТ и 10 бронеавтомобилей. В конно-артиллерийском дивизионе была батарея 122-мм гаубиц и три батареи 76-мм пушек».
Как видим, в реальной жизни кавалерийский корпус несколько отличался от того, что ему положено было иметь по штату.
Таким образом, уважаемые читатели, вы получили некоторое представление о кавалерии, как роде войск и её состоянии на 22 июня 1941 года.
А также вы теперь знаете, что кадровый кавалерийский корпус Красной Армии перед началом Великой Отечественной войны был достаточно внушительной боевой единицей, способной решать боевые задачи как самостоятельно, так и совместно с другими родами войск. Примечания:

Бронетехника танковых полков кавалерийских дивизий

Танк БТБТ-7 был выдающимся танком, не имевшим себе равных в мире по ходовым и маневренным качествам. Он стал гордостью и заслуженным символом автобронетанковых войск РККА в предвоенные годы, поскольку в большей степени соответствовал представлению о танках, как о главной ударной силе сухопутных войск.

Бронеавтомобиль БА-10





Лёгкий бронеавтомобиль БА-20

Следует также заметить, что 45-мм противотанковая пушка, которой оснащались танки БТ и бронеавтомобили Красной Армии поражала все танки вермахта и союзников Германии, стоявших на вооружении противника в первом периоде Великой Отечественной войны. И не удивительно, что бронеавтомобили нередко вступая в бой с немецким танками выходили из него победителями.
Особенно эффективны легкие танки и бронеавтомобили были при действиях из засад. Но об этом несколько позже.
22 июня 1941 года
И вот наступил наверно самый роковой день в истории нашей страны нового времени – 22 июня 1941 года. Фашистская Германия без объявления войны, вероломно напала на Советский Союз, так называлась наша страна в середине 20-го века. Великая Отечественная война советского народа против немецко-фашистских захватчиков началась.
В эту ночь перевернулась величайшая страница мировой истории. Начался гитлеровский «дранг нах Остен», вынудивший советских людей взяться за оружие и начать Великую освободительную войну против немецко-фашистских захватчиков.
В первые же часы войны советские кавалеристы вступили в жестокий бой с агрессором.
В Белоруссии в районе Ломжи начала действовать 6-я Чонгарская кавалерийская дивизия 6-го кавалерийского корпуса, на Украине – 3-я Бессарабская им. Г.И. Котовского кавалерийская дивизия 5-го кавалерийского корпуса, в Молдавии - 9-я кавалерийская дивизия 2-го кавалерийского корпуса.
На Западном фронте.
В первом часу ночи 22 июня командиру 6-й кавалерийской Чонгарской дивизии генералу М. П. Константинову в штаб дивизии позвонил начальник 87-го погранотряда и доложил, что враг сосредоточивает крупные силы пехоты и танков на самой границе и не исключено, что он вот-вот перейдет в наступление.
На границе было уже неспокойно и раньше, и по просьбе начальника погранотряда еще 19 июня в отряд были посланы два кавалерийских эскадрона, усиленных двумя взводами танков.
Как видим, не все командиры сидели сложа руки и ждали указаний сверху. По своей инициативе, а она в то время могла быть сурово наказуема, они выдвигали в помощь пограничниками подразделения усиления, что и позволило им на этих участках приостановить движение агрессора.
В 3 часа из штаба округа был получен приказ (по телеграфу) вскрыть "красный пакет", означавший подъем частей дивизии по боевой тревоге. После этого телеграфная связь была нарушена.
6-я кавалерийская дивизия была поднята по тревоге командиром дивизии генерал-майором М.П. Константиновым.
Вскоре после этого расположение соединения подверглось авианалету, в результате которого части дивизии понесли большие потери, но не потеряли управляемость и сосредоточились в лесном массиве в трех километрах южнее военного городка.
Первым вступил в бой 48-й Белоглинский казачий кавалерийский полк. Вскоре к полю боя подошли 94-й Белореченский Кубанский и 152-й Ростовский Терский казачий полки. Казаки спешились и, заняв оборону на широком фронте, завязали упорный бой. Несмотря на превосходящие силы врага, они отражали его яростные атаки, отбрасывали немецкую пехоту огнем и штыковыми ударами. Попытка немцев с ходу прорваться к Ломже была отбита.
Фашисты в первых же боях почувствовали силу сопротивления советских кавалеристов, показавших себя мужественными и умелыми воинами. В бой был введен 35-й танковый полк. Но численное превосходство оставалось за противником. Казаки сделали все для того, чтобы выполнить боевую задачу на своем участке.
Кстати, необходимо отметить, что именно танковые полки кавалерийских дивизий в первые дни войны сыграли значительную роль в ходе отражения атак и предотвращении прорывов противника в полосах действия кавалерийских частей и соединений.
В 4 часа 22 июня по тревоге была поднята и 36-я кавдивизия. Однако в 4 часа 20 минут Волковыск, где дислоцировались части кавдивизии, также подвергся бомбардировке, тем не менее, дивизия выступила на соединение с 6-й кавдивизией с задачей отразить наступление противника на Ломжевском направлении.
24 июня начался советский контрудар в районе Гродно силами сформированной конно-механизированной группы (КМГ) под командованием заместителя командующего фронтом генерал-лейтенанта И.В. Болдина. К контрудару привлекли боеготовый 6-й мехкорпус генерал-майора М.Г. Хацкилевича и 6-й кавкорпус, однако господство в воздухе немецкой авиации, плохая организация удара, атака на подготовленную противотанковую позицию и разгром тылов привели к тому, что немецким войскам удалось остановить войска КМГ Болдина. Отдельно действовал 11-й мехкорпус 3-й армии, которому удалось даже выйти к пригороду Гродно.
Следует отметить, что именно в этот день, 24 июня, в дневнике Гальдера появляется запись о «довольно серьезных осложнениях, возникших на фронте 8-го армейского корпуса, где крупные массы русской кавалерии атакуют западный фланг корпуса».
На рассвете 25 июня на линии боевого охранения 36-й кавдивизии появились конные разъезды противника, которые были отброшены огнем ручных пулеметов.
(Сноска: В каждой пехотной дивизии вермахта имелся разведывательный батальон. В состав его входил кавалерийский эскадрон).
Позднее подошли пешие разведгруппы, пытавшиеся проникнуть вглубь боевого охранения, но они также не имели успеха. В полдень боевое охранение было сбито и непосредственно перед передним краем обороны дивизии появилась в боевых порядках пехота противника, которая была остановлена пулеметным огнем. Артиллерии у дивизии не было.
Через некоторое время немцы вновь начали наступление, также без предварительной артподготовки. Но, оказавшись под шквальным огнем станковых пулеметов, а их в первом эшелоне дивизии насчитывалось 48, они вторично были остановлены.
Немецкий 20-й армейский корпус был на время принуждён занять оборону, однако остальные немецкие корпуса 9-й армии (8-й, 5-й и 6-й) продолжили охват основных сил советской армии в Белостокском выступе. Ввиду неудачи контрудара и фактическим началом окружения в 20.00 25 июня И.В. Болдин отдал приказ прекратить атаки и начать отступление.
В ночь на 26 июня группа в составе 300 человек из остатков 94-го и 48-го кавполков 6-й кавдивизии отошла к Большой Берестовице.
Остальные части этой дивизии в течении дня отбивали атаки противника оставаясь на прежних позициях. Далее дивизия под ударами превосходящих сил противника отходила в сторону г. Минска, где была окружена и практически вся уничтожена.
Менее обескровленная 36-й кавдивизия, заняв к утру 26-го позиции на восточном берегу реки Свислочь, прикрывала отход частей Красной Армии методом "подвижной обороны".
28 июня остаткам 36-й кавалерийской и 27-й стрелковой дивизий удалось выйти в район старой границы.
19 сентября 1941 6-й казачий кавалерийский корпус имени И.В.Сталина и входившие в него части приказом Ставки были расформированы.
Новый 6-й кавалерийский корпус был сформирован 30 ноября 1941 года. Но это уже другая история.
***
Несколько иначе развивались события на Украине.
В полосе Юго-Западного и Южного фронтов боевые действия в начальный период войны протекали несколько иначе, чем на Западном фронте.
На Юго-Западном фронте.
5-й кавалерийский корпус в оперативном отношении был подчинен командующему 6-й армией, входившей в состав Юго-Западного фронта.
22 июня в час ночи командующий 6-й армией генерал-лейтенант И.Н. Музыченко, штаб которого находился во Львове, по телефону приказал командиру 3-й кавалерийской дивизии генералу М.Ф. Малееву поднять части дивизии по тревоге и направить их к государственной границе, в район Пархача.
В 4.35 утра 22 июня соединения и части вермахта перешли границу СССР. На 140 километровом участке границы против двух погранотядов, 41-й, 97-й, 159-й стрелковых и 3-й кавалерийской дивизий 6-й армии КОВО наступали части десяти пехотных дивизий 17 полевой армии вермахта.
Ожесточенные бои за город Пархач вели воины 1-й погранкомендатуры и двух пограничных застав. Под руководством коменданта участка капитана П.Ф. Строкова пограничники отбили несколько атак врага. Части противника обошли героический отряд, но пограничники продолжали сражаться и в окружении.
В непосредственной близости от границы находилась 3-я кавдивизия. Ближе всех к границе дислоцировался 158-й кавалерийский полк. Он первым выдвинулся к границе и вместе с пограничниками вступил в бой. К 9 часам 34-й кавалерийский и 44-й танковый полки дивизии подошли к Пархачу. Развернувшись в боевой порядок при поддержке шести батарей 27-го конноартиллерийского дивизиона, они с ходу перешли в атаку. Командир 158-го кавполка подполковник Я.И. Бровченко спешил эскадроны и повел их в наступление, а эскадрон капитана А.Г. Дзимистаршвили в коном строю направил в обход гитлеровцев с фланга. Атаковав противника, кавалеристы зарубили до трёх десятков фашистов, а остальные бросились в бегство. Противник отошёл от Пархача.
Из этого следует, что 22 июня 3-я Бессарабская кавалерийская дивизия разгромила атаковавшие её части противника, освободила окружённую немцами пограничную комендатуру, отбросила их за государственную границу и местами углубилась на территорию «государственных интересов Германии». Но все более выявлявшееся превосходство противника, увы, не позволило закрепить этот успех.
Управление 5-го кавкорпуса и 14-я кавдивизия находились в некоторой глубине от государственной границы и сосредоточились в лесу близ городка Славуты – как резерв фронтового командования.
Утром 23 июня 5-й кавкорпус под командованием генерала Ф.М. Камкова получил по радио приказ командующего фронтом занять оборону по правому берегу реки Иква и удерживать рубеж до подхода 36-го и 37-го стрелковых корпусов 6-й армии.
26 июня 14-я кавалерийская дивизия, выйдя на рубеж р. Иква, в течение дня совместно с частями 146-й стрелковой дивизии успешно отражала атаки противника.
В этот день разведывательные подразделения дивизии вступили в бой с подходившими частями противника, которые двигались с северо-запада и запада. В 8.30 утра завязался бой на правом фланге соединения. Здесь оборону конников пытались прорвать танки и пехота немцев. Это были, как позже выяснилось, части 16-й танковой дивизии вермахта.
Борьба конницы против танков началась.
Первая атака немцев силами батальона пехоты и 30 танков была отбита. Кавалеристы хладнокровно подпустили фашистов на 500-600 метров и открыли огонь из орудий. Огонь был метким и уничтожающи: за несколько минут немцы потеряли 14 танков и больше роты пехоты и в беспорядке отступили. История сохранила лишь фамилии командиров батарей, так метко бивших по фашистским машинам. Это были старший лейтенант Шубочкин, бойцы которого подбили 8 танков, и старший лейтенант Шурда – его батарея уничтожила 6 танков.
Соединения и части 5 кавалерийского корпуса четко выполняла стоявшие перед ними боевые задачи и в начале июля по приказу командования начали организованный отход в общих порядках 6-й армии.
Войска Юго-Западного фронта, потерпев поражение в приграничном сражении и не сумев задержать противника на государственной границе СССР, начали отход на линию старых укрепленных районов.
На Южном фронте.
В первые дни нападения фашистской Германии на СССР на Южном фронте также успешно действовали кавалеристы 2-го кавалерийского корпуса.
В ночь на 22 июня 1941 года по решению командующего и благодаря своевременным распоряжениям начальника штаба округа генерал-майора М.В. Захарова части корпуса, как и все войска округа, были подняты по боевой тревоге примерно за час до начала вражеского обстрела.
2-й кавалерийский корпус получил задачу прикрыть государственную границу на кишиневском направлении и не допустить вторжения врага на прикрываемом участке.
9-я кавалерийская дивизия успела развернуть часть сил вдоль границы по восточному берегу Прута и занять предназначенную по плану для всего корпуса полосу прикрытия протяжением по фронту свыше 40 км. С рассвета 22 июня три кавалерийских полка этой дивизии совместно с пограничниками уже вели бои с противником.
Один кавалерийский и танковый полки 9-й кавдивизии находились в резерве и были готовы поддержать полки первого эшелона.
Немецко-фашистские войска рвались к переправам на реке Прут. В первые часы войны 22 июня противник захватил два моста и предмостную позицию на нашем берегу.
Командир корпуса П.А. Белов приказал командиру 9-й кавалерийской дивизии ликвидировать предмостные позиции противника и подорвать мосты через Прут, используя для этого, кроме 108-го кавалерийского полка, находившийся в резерве 72-й кавалерийский полк. Было установлено, что предмостная позиция на левом берегу Прута удерживалась усиленным батальоном гвардейской румынской пехоты, который поддерживался с западного берега огнем 7 – 9 батарей неприятельской артиллерии.
Пехота противника успела окопаться на предмостной позиции. Часть вражеских орудий в районе мостов била прямой наводкой.
Чтобы сбить противника с захваченных позиций комкор Белов выделил для выполнения поставленной задачи создал боевую группу в составе двух кавалерийских полков, роты пограничников, пяти батарей конной артиллерии, полагая, что выделенных сил хватит для решения задачи.
Кроме того, штаб 9-й армии организовал поддержку эскадрильей штурмовой авиации (самолеты Р5). Решительными действиями наших войск предмостная позиция противника на нашем берегу р.Прут в упорных боях 24-26 июня была ликвидирована.
Этими боями умело руководил помощник командира 9-й кавалерийской дивизии (впоследствии генерал-лейтенант, командир 3-го гвардейского кавалерийского корпуса Н.С. Осликовский).
В ночь на 24 июня конными саперами 9-й кавалерийской дивизии был взорван шоссейный мост. Второй мост – железнодорожный, удалось взорвать только в ночь на 26 июня. При взрыве этих мостов отличились боевая группа кавалеристов под командой старшего лейтенанта Нестерова, взвод сержанта Седлецкого и пулеметный расчет под командой красноармейца Мишеровского, а также конные саперы.
За успешную ликвидацию плацдарма в районе Фэлчиул Указом Президиума Верховного Совета СССР 72-й и 108-й кавалерийские полки, а также 12-й отдельный конно - артиллерийский дивизион были награждены орденами Красного Знамени.
Впоследствии П.А. Белов вспоминал, что в тот период положение на всех боевых участках корпуса было настолько благоприятным, что можно было бы осуществить активные контрмероприятия против румынских войск, но запрещение переходить через Прут, т.е. «нарушать госграницу», оставшееся еще в силе, «обрекало нас на пассивные оборонительные действия. Части корпуса только огнем и контратаками мелких подразделений отражали попытки противника переправиться через Прут».
2-й кавалерийский корпус при поддержке авиации и пограничников успешно выполнял задачу по прикрытию государственной границы в течение 9 суток.
1 июля 2-й кавкорпус сменила подошедшая из Одессы 150-я стрелковая дивизия. После смены корпус к 2 июля был выведен в армейский резерв в леса, южнее Кишинева.
В отличие от шестого кавалерийского корпуса, фактически разгромленного в приграничном сражении, конница Юго-Западного и Южного фронтов (пятый и второй кавалерийские корпуса генералов Ф.В. Камкова и П.А. Белова) выжила в бесконечных боях летне-осеннего периода 1941-го.
В конце октября 2-й кавкорпус по железной дороге перебросили на защиту Москвы, а 5-й вывели в резерв фронта и походным порядком направили в с. Красноармейское Харьковской области на пополнение.
В битве за Москву, за умелые боевые действия, отвагу и мужество, проявленные личным составом частей и соединений 2-му и 5-му кавалерийским корпусам было присвоено почётное звание «Гвардейский».
Они стали именоваться соответственно: 1-й гвардейский кавалерийский корпус и 3-й гвардейский кавалерийский корпус.
Свои знамёна корпуса пронесли до Эльбы, где в майские победные дни 1945 года по старой казачьей традиции напоили своих коней водой из этой реки.
Подводя итоги, можно отметить, что развернутые у государственной границы кавалерийские соединения в первые же часы войны вступили в бой с гитлеровскими агрессорами. Кавалеристы, умело сочетая огонь и манёвр, как в конном строю, так и в пеших порядках, совместно с танкистами довольно успешно отражали атаки противника на участках своей обороны и активно контратаковали его, нанося чувствительный урон. Все три кавалерийских корпуса начали отход только по приказу выше стоящего командования.



(Из книги полковника в отставке Ю.А. Аквилянова «Кавалерия РККА. Последняя война»)