?

Log in

No account? Create an account
Казак посрамил англичанина
казаки кавалерия лошади
karabai96
Из книги С.Н. Севрюгова - "Так это было ..."

17кавдевизия2

Однажды в корпус приехала большая группа английских корреспондентов. Они побывали в столовых, клубах, полюбовались на конно-спортивные состязания и, наконец, попросили ознакомить их с «казачьей тактикой», что выдало истинную цель визита. Им была предоставлена возможность присутствовать на одном из полковых учений с боевой стрельбой.
Не отрывая глаз от биноклей, корреспонденты наблюдали, как, прижимаясь вплотную к огневому валу, пригибаясь от близких разрывов снарядов, по полю наступали спешенные эскадроны, ведя огонь по «противнику», обозначенному мишенями.
Командир 103-го кавалерийского полка подполковник Калинович решил показать гостям не только современную тактику конницы, но и блеснуть традиционной кавалерийской лихостью. В то время как спешенные эскадроны атаковали передний край обороны и развивали успех в глубине, резервный эскадрон в конном строю продвигался вперед, маскируясь перелесками. Едва оборона «противника» была прорвана, из окопчика, откуда наблюдал за «боем» командир полка, взвилась ракета. Эскадрон вырвался из леса, сверкая шашками устремился вперед. Артиллерия образовала огневое окаймление атакующих. Кавалеристы проскочили через боевые порядки спешенных эскадронов, налетели на «резервы противника», обозначенные станками с лозой.
После занятий руководитель группы корреспондентов пожелал говорить с командиром полка. Через несколько минут к англичанину подошел Калинович, остановился в нескольких шагах, щелкнул шпорами, приложил ладонь к кубанке, спокойным, чуть насмешливым взглядом уставился на собеседника.
— Господин казачий офицер доставил нам огромное удовольствие, показав блестящие действия своего великолепного полка, — держа перед собой зажатую между пальцами правой руки трубку, говорил англичанин. — Мы в восторге, что у нашего доблестного союзника сохранилась [134] его могучая кавалерия, которая так отважно сражается на полях общих битв с германскими войсками. Но не считаете ли вы, господин подполковник, — обратился он к Калиновичу, — что танковые войска теперь с успехом могут разрешать все те боевые задачи, которые раньше могла выполнять только одна кавалерия?
Калинович выслушал перевод, не задумываясь, ответил:
— Мне еще не приходилось драться с гитлеровцами совместно с доблестными союзными войсками. Я не имел также удовольствия видеть в бою великолепную британскую кавалерию... — Скрывая набежавшую усмешку, он чуть тронул коротко подстриженные усики. — Танки вещь сильная, а во взаимодействии с кавалерией они еще сильнее.
Англичанин, покуривая и часто кивая, внимательно слушал. Чувствовалось, что он понимает русский язык, но почему-то предпочитает объясняться через переводчицу. Он немного подумал, улыбнулся и нравоучительно проговорил:
— Мы, британцы, в нашей экспедиционной армии во Франции в сороковом году обходились совершенно без кавалерии. — Он еще шире улыбнулся, показав золотые челюсти, внушительно поднял указательный палец правой руки и добавил: — Известно ли господину подполковнику, что во всей британской экспедиционной армии была только одна лошадь — лошадь лорда Горта, командующего армией и заядлого спортсмена-конника?
Калинович болезненно переживал не только любую насмешку над кавалерией, но и просто недооценку ее роли в современной войне. Он готов был вспылить, но вспомнил приказание командира дивизии «быть дипломатом» и сдержался. Приятно улыбаясь, спросил:
— А не известно ли господину корреспонденту, успел британский командующий эвакуировать свою лошадь или она вместе со всем вооружением и боевой техникой экспедиционной армии была захвачена под Дюнкерком немцами? — И, погасив улыбку, добавил: — Я тоже заядлый спортсмен-конник, и мне очень жаль, если великолепная лошадь лорда Горта досталась гитлеровцам.
Переводчица, немного помявшись, не глядя на англичанина, начала переводить. Только что любезно улыбавшийся [135] джентльмен смотрел на нее злыми водянистыми глазами. Однако глава корреспондентов овладел своими чувствами, дослушал перевод, прикусив зубами мундштук, сухо процедил:
— О нет, господин подполковник, лошадь лорда Горта, конечно, была эвакуирована. Ведь у Британии еще достаточно тоннажа...
— Мне это очень приятно слышать, господин корреспондент, — еще суше бросил Калинович, повернулся и пошел навстречу ординарцу, уже подводившему Мишку. Через минуту он мчался галопом в расположение своего полка.