?

Log in

No account? Create an account
Украинцы против донцов. Иногородние против казаков
казаки кавалерия лошади
karabai96
Как ни странно в казачьем интернете, тематика борьбы этнических украинцев против донских казаков, мало исследована. Почему? Вопрос в том, что большинство современного реестрового казачества, является потомками иногородних "хохлов", которые были кровь от крови, плоть от плоти частью украинского народа. Разумеется что, потомкам различных сел, типа села Круглого, различным Водолацким, Сеням, Петрушко и пр. совершенно не выгодно поднимать тему о том, что они присвоили себе имя народа который был истреблен и выселен их же предками. Начнем с истоков. Откуда всё началось. Помимо русских крестьян которые проникали на Дон, в конце !8 века особенно после уничтожения Сичи на Дон хлынули потоки переселенцев. Сам процесс формирования иногородних я опишу в следующей публикации, а пока приведу промежуточную выдержку.

Перепись малороссийских крестьян 1763-1764 гг.
В ходе ее на Дону было выявлено 20422 малороссиянина м.п., из них 8626 человек приписали к станицам, а 10250 - к старшинам и всех обложили семигривенной подушной податью в пользу государства.

После ревизии малороссийских крестьян стали именовать “приписными” или “податными”, как людей приписанных в подданство старшинам и станицам. Малороссы и после их переписи имели право перехода, но старшины рассматривали приписных как своих крепостных. Станицы также “почитали себя в отношении к сим людям как помещик к крестьянам”.


Указ Павла I 12 декабря 1796 г. законодательно завершил процесс формирования крепостного права на Дону.
В нем отмечалось, что в полуденных губерния “своевольные переходы поселян с места на место наносили многим из тамошних обитателей великие в заведениях их расстройства и даже разорения” и поэтому “для прекращения всего того и дабы единожды навсегда водворить в вышеупомянутых местах по сей части порядок, и утвердить в вечность собственность каждого владельца, за благо признали мы постановить: Чтобы в губерниях: Екатеринославской, Вознесенской, Казанской и области Таврической каждый из поселян остался в том месте и звании, как он по нынешней ревизии написан будет, а также на Дону и на острое Тамане с состояния сего нашего указа”.
Таким образом малороссияне, стали крепостными крестьянами на донской земле. Практически каждый потомок иногороднего на Дону есть потомок крепостного.
Разница в экономическом положении донцов и иногородних, привела к началу революции, к непримиримым противоречиям между донцами и иногородними. Положение усугублял факт, наплыва украинских крестьян на Дон. Отношение донцов к иногородним было мягко говоря не комплиментарное, Дефицит земли, лучшая земельная обеспеченность казаков, более благожелательная по отношению к ним  политика правительства, вызывали неприязненное отношение крестьян, ибо это противоречило  крестьянским понятиям о справедливости.  И хотя раскол между казачеством и крестьянством стал ощутимым уже с начала ХХ века, однако он разросся и очень сильно обострился в годы столыпинской реформы. Особенно после того, как законом от 4.12.1913 г. казакам было разрешено приобретать при посредничестве крестьянского банка частновладельческие земли не только на войсковой территории, но и за её пределами.
Разница в экономических и политических пристрастиях у казаков и крестьян, была в том, что казаки хотели сохранить свою землю, а иногородние хотели забрать чужую к началу гражданской войны  земельное неравенство между относительно зажиточным  многоземельным и многоскотным казачеством и малоземельными, а то и вовсе безземельными,  переселенцами на Дон из других губерний России, получившими  на Дону прозвище «иногородние», обострилось до предела. Сами же казаки относились к «иногородним»,  с изрядной долей пренебрежения, как людям второго сорта. Слово «мужик»,то есть «земляной червь» было для казака ругательством. Именно земельное неравенство становится той красной тряпкой, которая до блевотины раздражает иногородних  (наплыв) и коренных донских крестьян. Эти противоречия пришлись как нельзя кстати для идеологов и вождей революции.
единственным источником для получения земли у донских крестьян и иногородних остаются только казачьи земли.  А поскольку значительная часть Нижнего Дона не была занята красными, и, следовательно, земли самой богатой части казачества оставались для крестьян недоступными, то для крестьянских захватов оставались только земли Верхнего и Среднего Дона. Таким   образом, единственным источником для получения земли у иногороднего крестьянства  стали малоземельные казачьи земли Хопёрского, Усть-Медведицкого и 2 Донского округов. Местные крестьяне и солдаты пехотных полков все чаще говорили по адресу казаков: "Доберемся до вашей земли, довольно вам царствовать". Никогда  антагонизм между казаками и иногородними на Дону не проявлялся так ярко, как во времена установления советской власти.  Советская же власть, отменив сословия, отменила и пресловутые казачьи привилегии, однако отдавать землю казаки не торопились. Эсеры пытались создать общие советы крестьянских и казачьих депутатов, но казаки не шли навстречу, не без основания опасаясь, что аграрная революция отхватит у них часть земли. Недаром Чернов, в качестве министра земледелия, обронил фразу: "Казакам придется потесниться на своих землях". Предложенный коммунистическим правительством вариант разрешения земельного вопроса за счёт казачьих территорий в принципе исключил возможность какого-либо союза земледельцев, и вбил клин между силами, могущими в потенциале стать решающим фактором в судьбе страны.

Захватывая казачьи земли иногородние стали организовывать партизанско - бандитские формирования, которым большевики помогали им оружием и деньгами. Эти  партизано - бандитские формирования сражались не за красных – они воевали за землю, они сражались не против белых, они воевали против казаков. Война за землю, война в которой нет правил, и нет морали. Война, в которой цель оправдывает любые средства. Их называли "красными казаками", но они не были казаками по рождению и не были "красными" по убеждениям. Так родился феномен "красной конницы", которая состояла из конных левацких, бандитских формирований. На фото снизу мы можем видеть, бандитов - вахлаков, по мужицки сидящих в седлах.

Конные хохлы

Вглядитесь в их дегенеративные лица, это лица природных погромщиков и убийц. В будущем даже руководство РККА ужаснется жестокости этих иногородних выродков, убивавших мирных жителей. насиловавших женщин и детей, громивших зажиточные дома и усадьбы. За ношение лампас, они насаживали на кол казачат случайно попавшихся по дороге. Ненависть родила ненависть, и наши предки отвечали им тем же.
Интересна будет и тема религиозной принадлежности иногородних. Коренные донские крестьяне первоначально были православными, однако позднее проникновение на Дон т.н. "тавричан", выходцев из Новороссии, принесло множество ересей и сект, этому способствовало то, что в Новороссии тавричане работали на евреев, немцев, и прочих европейцев сектантов,
(европейских сектантов: менонитов, гернгуттеров, лютеран и евангелистов) в Новороссии. В их среде распространилась очередная ересь, названная штундой (производное от немецкого слова Stunde -- час) или штундобаптизмом. Вплоть  до самой революции 1917 года старые секты дробились и тот час же на их почве возникали новые (баптисты, евангелисты и еговисты, адвентисты, трезвенники, пятидесятники и даже мормоны). Потому к национальной и социальной розни с донцами прибавилась и рознь религиозная. Надо сказать, что и сейчас потомки иногородних в скрытой форме исповедуют различное сектанство пытаясь распространить его на потомков донцов.
На мой взгляд, послероволюционная криминализация бывшей донской области, превращение Ростова на Дону в криминальную столицу Дона, во многом связано, с доминированием потомков иногородних на бывшей казачьей земле.
Вот что, писали сектанты - иногородние, Ленину.

Мы убедились в том, что Бог в своем провидении расположил сердце и дал мудрость нашему незабываемому В. И. Ленину и его ближайшим сотрудникам в деле мудрой организации единственного в мире прогрессивного и своевременного аппарата. Вот что, к примеру, писали члены молоканской коммуны "Новая жизнь": «… Коммуна просит, чтобы Советскую власть поддерживать всеми силами, способностями и средствами… Ибо власть Советов поставлена и утверждена самим богом. Партию большевиков-коммунистов считать благословенной богом, члены её верные служители божий;  это верно, аминь!...»

Донские иногородние, были объединены желанием создать собственное независимое народное трудовое сектантское государство на основе "самодеятельности и творчества трудящихся". Это была мечта о земном «светлом будущем», которое должно начаться после прихода к власти своего сектанско – мужицкого царя. Эти мечтания созвучны мессианским хилиастическим мечтаниям религиозного иудейства, но весьма далеки от православного христианства. Затем сектанты собирались провести  на Дону социализацию, то есть обобществление собственности. А так как сектанты в своём большинстве были крестьянами, то в будущем для охраны сектантского государства им понадобились бы профессиональные военные, то есть казаки. Отсюда и заигрывание Миронова  с казачеством, в надежде привлечь его к службе в будущем сектантском государстве, где он будет, как он мечтал, будет избран казаками Донским атаманом. Тут на самом деле и кроется ответ на вопрос, каким образом большевизм так быстро смог найти своих сторонников на Дону среди иногородних. Эти нелюди в своей основной массе были сектантами самых экстремистски настроенных сект.
Зверства иногородних в отношении казаков рассматривалась ими как необходимая, кровавая, искупительная жертва, для построения своего мужицкого царства.
Было бы смешно представить, что донские иногородние хохлы, Буденный, Думенко, Щаденко, Тимошенко, Ворошило(в), были хорошо знакомы с работами Маркса, прекрасно разбирались в философии Гегеля и экономике Адама Смита, я думаю, что и работы Ленина они если и читали, то понимали плохо. Лучше всего они понимали директивы из Москвы, об организации грабежей, убийств и насильственных экспроприаций.
Ненависть иногородних к донцам, имела не только классовую но глубинную духовную подоплеку, которую эти люди впитывали с молоком матери. Подспудная нелюбовь ко всему казачьему, нивелирование нашей культуры, отрицание донской самобытности до сих пор живёт в сердцах их потомков.
Надо сказать, что веками на окраинах России, складывался интернациональный, полиэтничный, тип человека, жившего в противопоставлении себя всякой государственности, враждебный всякой зажиточности и собственности, Поселившись в казачьих землях, эти прирожденные погромщики и убийцы ждали своего часа.
(продолжение следует)

Были использованы материалы -
http://scarb.ru/literatura/hudozhestvennaja/kazachi-rasskazy/zarozhdenie-grazhdanskoj-vojny-na-donu/

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.