?

Log in

No account? Create an account
Что может лошадь?
казаки кавалерия лошади
karabai96
Самые быстрые

Первые рысистые испытания были проведены в Валкенбурге (Нидерланды) в 1554 году. В России начало испытаниям рысаков положил граф А.Г. Орлов-Чесменский: с 1776 года он проверял на бегу своих лошадей, запряженных в санки. Гонки экипажей за рубежом впервые появились в 1829 году. В настоящее время на ипподромах рысаки и иноходцы бегают в отдельных заездах; также отдельно фиксируют их результаты на различные дистанции и по возрастам, полу.

Рекорды резвости рысаков и иноходцев (на начало 2000г.)

Абсолютные мировые рекорды для рысаков на дистанцию 1 миля (1609 м):
Среди жеребцов - 1 мин 51 сек установил 1 октября 1994 года четырехлетний Пайн Чип (Арндон - Пайн Спид), ипподром Ред Майл (штат Лексингтон, США), наездник Ждон Кэмпбелл.
Для кобыл - 1мин 51,8 с установила 8 июля 1994 года четырехлетняя Бит тзе Уил (Дефиант Янки - Бит тзе Бэнд), ипподром Медоулендз (США), наездник Кателло Манзи.

Абсолютные мировые рекорды для иноходцев:

на дистанцию 1 миля (1609 м):
1 мин. 46,2 с - Камбест (Кемфелла - Оксфорд Мэри Анн) 16 августа 1993 года, ипподром Спрингфилд (США), наездник Билл О'Доннел.

Рекорды рысаков в России

Основную дистанцию 1600 м в беге отдельно на время с поддужными за 1 мин 56,9 с прошел рыжий жеребец Полигон (Павлин - Окраска), русский рысак Смоленского конного завода, рожденный в 1978 году. Рекорд установлен на Раменском ипподроме в 1984 году, наездник П.Е. Андреев. (Бег с поддужной - это когда рысака, бегущего на побитие рекорда, сопровождают одна или две лошади, запряженные в качалку и скачущие галопом почти всю дистанцию впереди этого рысака или рядом, но к финишу обязательно пропускающие его вперед себя.)
В призе по общей дорожке, т.е. в обыкновенном заезде с соперниками, абсолютный рекорд -1 мин 57,2 с - принадлежит темно-рыжему орловскому жеребцу Ковбою (Блокпост - Крутизна), 1984 года рождения, Пермского конного завода. Ковбой установил это достижение 4 августа 1991 года под управлением наездника М.В. Козлова на Раменском республиканском ипподроме.

Мировые рекорды в скачках.

1/4 мили (409,26 м) - 20,8 с, жеребец Бич Рэкит, 4 лет, 1975, Мехико Сити, Мексика, груз (вес жокея с седлом) 51,7 кг.
500 м - 26,8 с, жеребец Тискор, 3 лет, 1975, Мексика.
1000 м - 53,6 с, жеребец Индиженес, 4 лет, 1976, Эпсом, Англия.
1200 м - 1.00,2 с, мерин, без клички, 3 лет, 1929, Брайтон, Англия, груз 56 кг.
1400 м - 1.19,4 с, жеребец Рич Крим (Крим де ла Крим - Райт Терн), 5 лет, 1990, США, ипподром Санта Анита.
1500 м - 1.30,0 с, жеребец Сардар, 2 лет, 1965, Ростов-на-Дону, Россия, груз 56 кг.
1810 м - 1.44,8 с, жеребец Фрости тзи Сноумен (Хиз Маджести - Фрости Скейт), 1989, Канада, ипподром Вудбейн.
2414 м (1,5 мили) - 2.22,2 с, кобыла Хорликс (Три Леге - Мэлт), 6 лет, 1989, Япония.

Прыжки в конном спорте

Рекорд высоты - 2, 47 м - конь Уасо под всадником Альберто Ларрагибель Моралесом (1949, Чили).
Рекорд прыжка в длину - 8,4 м - конь Самтинг под всадником Андре Феррейра, 1975, Йоханнесбург.

Пробеги и походы на лошадях

Сотник конно-амурского полка Дмитрий Николаевич Пешков за 194 дня прибыл из Благовещенска-на-Амуре в Петербург. Ехал отважный офицер преимущественно в зимнее время, т.к. начал свой пробег 7 ноября 1889 года, а закончил 19 мая 1890 года. Под его седлом был конь местной забайкальской породы по кличке Серый. Он был уже в возрасте - 13 лет, небольшого роста (135,6 см в холке). В отдельные дни Серый проходил до 86 верст в сутки. Общая продолжительность пути составила более 8900 верст (9500 км). Для своего времени это был рекорд дальности конного перехода, причем совершенный без запасных или подменных лошадей.
Рекорд дальности XX века в конном пробеге установил пастух из Моллончхипа Генри Г. Перри (Виктория, Австралия). Он проехал 22 565 км вокруг Австралии за 157 суток, начав путь 1 мая 1985 года и закончив 4 октября. За это время он сменил 6 лошадей. Поездка была очень напряженной - в среднем по 143,7 км в сутки. К сожалению, нет сведений о породах лошадей, на которых он ехал.
Зато известно, что рекорд продолжительной езды на арабских лошадях установили французы Паскаль Франкони и Жан Клод Газад. 21070 км проехали они по дорогам стран Европы и Ближнего Востока. Путешествие длилось 2 года, 2 иесяца и 13 дней и завершилось в марте 1984 года в Париже.
В 1950 году жеребец Занос буденовской породы прошел под всадником за сутки 309 км, что стало рекордом суточного пробега на лошадях.
Также в 1950 году на кустанайском жеребце Черновце в скачке на 100 км был зафиксирован рекорд скорости на эту сверхдлинную дистанцию - 4 часа 1 минута 5 секунд.

Спортивноая езда в экипажах

Джон Паркер на почтовом четверике проехал 136 миль (218,8 км) от Бристоля до Лондона за 17 часов 30 минут. Мировой рекорж упряжек на четвериках был впервые установлен в 1972 году. С тех пор через год такие соревнования чередуются с чемпионатами парных упряжек. По три победы в командном зачете имеют наездники Великобритании (1972, 1974, 1980) и Венгрии (1976, 1978, 1986). По две победы в личном зачете на счету Георгия Бардоша (Венгрия) в 1976 и 1980 годах, а также Тьерда Велстра (Нидерланды) в 1982 и 1986 годах.

Несколько кавалерийских вопросов граф А.Ф. Келлер
казаки кавалерия лошади
karabai96
Лава в регулярной коннице

В N 14 "Русского Инвалида" в статье Г.А. Матковского под заглавием "Лава в регулярной кавалерии", после долгого перерыва, вновь затронут не только важный, но прямо жизненный вопрос для нашей конницы.

Лет 12 тому назад, я также поместил в "Русском Инвалиде" заметку о лаве, доказывая ее необходимость в регулярной кавалерии в том случае, если решено нам пик не давать. К сожалению, моя заметка не вызвала возражений по существу и ожидаемого мною с нетерпением обмена мнений не произошло.

Г.А. Матковский спрашивает, не пора ли ввести действие лавою в нашей регулярной коннице? Мне кажется, ответ может быть один. "Или лава или вооружение пикою". Другого решения быть не может, если мы хотим быть равными по силе той кавалерии, с которой нам рано ли, поздно ли придется сразиться.

Трудно спорить против того, что при столкновении сомкнутых строев, при равных моральных качествах всадников, перевес будет на стороне той части, которая, наклонив по направлению неприятеля свои пики, чувствует себя как бы за преградой и, конечно, безопаснее, чем часть, идущая с шашками на выставленные вперед пики и сознающая; что прежде, чем дорваться до противника и сразиться с ним грудь с грудью, надо преодолеть это препятствие. Полагаю, что такое же положение должно существовать в пехоте, когда одна часть сидит за проволочными заграждениями, а другая атакует ее открыто.

Не впервые Русскому солдату бороться с неприятелем, худшим, чем у него оружием, но зачем же повторять ошибки, когда есть полная возможность поставить нас в равные с противником условия.

Прослужив много времени на западной нашей границе, я часто имел возможность видеть и наблюдать германскую кавалерию. За мою там службу несколько раз ожидали войны с Германией со дня на день, и я часто задавался вопросом, как мне действовать при столкновении с немцами, чтобы отнять у них тот лишний шанс на успех, который дает им их вооружение. Пришлось прийти к убеждению, что только расстроив их сплоченные сомкнутые ряды до атаки, я приобрету этот козырь. Действительно, пика страшна только в сомкнутом строю; в одиночном же бою ее отбить легко, и тогда это страшное фронтальное орудие является скорее помехой, так как бороться пикою с наскочившим вплотную всадником, вооруженным шашкою, крайне трудно.

Единственным строем, дающим возможность части без пик расстроить сомкнутого противника, вооруженного пиками, мне представляется строй лавы, практически выработанный еще монголами в их беспрерывные войны и перешедший затем к нашим казакам. К сожалению, способ действия лавою почти совсем неизвестен большинству наших регулярных кавалеристов.

Лаву считают рассыпным строем, тогда как она сочетание сомкнутого, рассыпного и спешенного строев.

Первоначально высланная лава, когда она из строя по звеньям перейдет к рассыпке, действительно производит впечатление рассыпного в одну шеренгу строя, но на этом сходство и кончается.

В лаве, действуя самостоятельно, всадники при малейшей к тому возможности собираются в двухшереножные звенья или взводы и атакуют рассыпавшегося противника в сомкнутом строю. При этом атакуют его с фланга и тыла, предоставляя атаку, с фронта или одного из флангов, сомкнутой за лавой части, стерегущей расстройство противника, вызвать которое возложено на лаву. Звенья в лаве пользуются полной самостоятельностью: они то обстреливают неприятельские сомкнутые части одиночным огнем с коня; то, пользуясь местностью, спешиваются, нанося противнику урон своим огнем; то, пользуясь рассыпкой наступающего неприятеля, атакуют его сомкнуто. Не допуская дозоров и разъездов неприятеля, лава отступает, цепляясь, так сказать, за каждый куст, и привлекая на себя внимание противника, сама старается охватить крайними звеньями его фланги, внести возможно большее расстройство в его ряды и одновременно с сомкнутой своей частью ударить на тыл и фланг неприятеля.

Вот в коротких словах действия лавы, применимой и при разведке неприятельской позиции и при наступлении широким фронтом, что не раз доказано в последнюю войну. При правильном применении лава самый подвижный, самый гибкий строй из до сих пор существующих кавалерийских строев. Действуя этим строем, мы можем не страшиться пики и было бы, может быть, ошибкой вооружить ею нашу конницу, тем более, что при разведке, когда приходится пробираться через лес или по пересеченной местности, пика настоящее несчастье, ее мы не раз проклинали еще в то время, когда были ею вооружены.

К вышесказанному считаю долгом добавить, что действие регулярной конницы лавой не исключает необходимости в стройности и сомкнутости сомкнутой атаки, к которой каждый полк должен быть подготовлен. Лава должна облегчить и, подготовить почву для такой атаки, которая только одна довершит достигнутый лавой успех.

Противники лавы возражают, что наш солдат не достаточно развит для самостоятельных действий. Это громадная ошибка, доказывающая полное незнание нашего солдата.

Не имея права вводить лаву в части, находившейся под моей командой, но, сознавая, что только она может дать мне перевес при встрече с равными или превосходными силами противника, вооруженного пиками, я показывал ее в свободное время эскадронам и полкам, которыми командовал на западе, при этом люди понимали ее с 1-го раза и как сами выражались "Очинно одобряли такую атаку".

Ознакомившись близко с нашим солдатом на войне, прозаведовав пять лет новобранцами, прокомандовав более десяти лет эскадронами и девять лет отдельными частями, я убедился в том, что все зависит от воспитания и обучения нашего солдата.

Всегдашнее обучение шеренгами и сменами с однообразной ездой гуськом, когда даже и управлять лошадью не приходится, убивая всякую работу мозга, создает из солдата равнодушную неповоротливую пешку. (Чем отличалась регулярная кавалерия от казаков, которые были обученыименно индивидуальной манере езды и боя. Хуторянин)

Наоборот, если дать нашему солдату поуправлять самостоятельно конем, требовать сознательной езды, сознательного исполнения всякой команды и приема, если похвалить и поощрить его за сметку, находчивость и самостоятельность решения в дозоре или разъезде, которое он при обыкновенном воспитании боится проявить, то получится рассуждающий, находчивый, умный человек, интересующийся военным делом и легко схватывающий даже сложную обстановку.

Наш солдат, в сравнении с солдатом западных армий, так сказать, школьно или научно действительно менее развит, но сметки и природного ума у него не меньше, а несравненно больше, чем у всякого немца или француза, и это объясняется очень просто: западный простолюдин, по большей части житель города или ферм, где ему незнакома ни дикая природа, с которой приходится на каждом шагу бороться, ни десятиверстные пространства, на которых уже с малых лет приходится ориентироваться нашему крестьянину.

В книге генерала Фон-Альтена "Военное искусство в задачах" мы беспрестанно встречаемся с мнением, что нельзя посылать солдата с донесением без карты и по незнакомой местности даже на маневрах. У нас же зачастую посылается с донесением новобранец последнего призыва, никогда не бывший в этих краях, причем ему часто указывается только рукою направление куда ехать, и он, увертываясь от встречных разъездов противника, доставляет почти всегда данное ему донесение по месту назначения.

Поневоле возникает вопросы: так почему же до сего времени не обращено внимание на лаву? К сожалению, я не вижу другого объяснения, как только то, что мы так привыкли перенимать все от наших западных соседей (причина, почему они нас всегда во всем опережают) и так верим в их превосходство, что никак не можем отрешиться от этой привычки. Своему же родному мы не верим. Французы, не имея готового у себя образца, подходят к нему понемногу, таки сказать додумываются до него и, в конце концов, додумаются и до лавы, доказательством чему служить их рекомендуемая в "Revue de cavalerie, attaque par amorce". Мы же сидим в бездействии и, ожидая образцово с Запада, переймем свою родную лаву от них в искаженном виде. После многих горьких испытаний пора бы отбросить перенимание чужого, приобрести немного веры в себя и попробовать пожить своим умом.



Предлагаемое наставление для действия лавою регулярной конницы

Общие указания

Лава представляет собою не строй, который управляется точно определенными командами, требующими стройного и одновременного исполнения, а тактические действия кавалерии без определенных форм и построений. Лава принимает тот строй, который сулит ей больший успех в данную минуту. Успех же ее зависит от находчивости и сметки ее начальника и всех чинов до рядового включительно.

Лава требует самостоятельности каждого отдельного бойца; объединяет же действия всей лавы внимание к знаку и приказанию начальника и стремление к одной цели, которая должна быть ясна каждому всаднику. (Что всегда было характерно для казаков)

Лава есть не построение или строй, а совокупность строев: сомкнутого, рассыпного и спешенного, принимаемого кавалерийской частью в зависимости от строя наступающего на нее противника и той цели, которую она преследует.

Всякое стремление придать лаве уставные формы перестроения или связать ее теми или другими строями, дистанциями или интервалами, убивая самостоятельность составляющих ее звеньев, уничтожает самый смысл лавы, где все должно зависеть от местности, обстановки и намеченной цели. Действие лавой только тогда будет успешно, когда оно будет непонятно для противника и неожиданно для него.

Так же, как бой пехотных цепей, имеет целью расстроить, ослабить и внести деморализацию в части противника и не исключает сомкнутого сильного удара для достижения конечной цели, так и, высылая лаву, начальник должен всегда иметь в виду, что лава служит для завязки боя, для ослабления и расстройства противника; конечный же результат достигается современной сомкнутой атакой, вот почему в руках начальника всегда должна остаться сомкнутая часть, которая, уклоняясь от боя до известного времени, во всякую минуту должна быть готова ринуться на противника и довершить причиненное ему расстройство.

В лаве необходимо допустить стрельбу с коня одиночным всадником; однако, действуя с коня огнестрельным оружием, каждый всадник должен сознавать, что такая стрельба имеет смысл только против крупных конных частей при правильной и спокойной прицелке, и не на ходу, а лишь с неподвижно стоящей лошади. Стрельба же с коня из сомкнутого строя является абсурдом также, как и стрельба с коня по пехотным частям.

Лава употребляется:

1. Для расстройства сомкнутых частей противника перед атакой.

2. Для отвлечения противника от направления, избранного для атаки.

3. Для воспрепятствования противнику в производстве разведки.

4. Как завеса для прикрытия маневрирования своих войск.

5. Для рекогносцировки позиции, занятой противником.

6. Для вызова неприятеля на ошибочные действия.

7. Для заманивания под внезапные удары скрытых своих сил.

8. Для производства усиленной разведки противника и местности.

9. Для преследования и охвата отступающего противника.

10. Для прорыва охранения и тревожения неприятеля на отдыхе.

Для достижения сказанного лава должна действовать не только смело, но дерзко и настойчиво, захватывая фланги и тыл противника, хотя бы для этого пришлось отделиться от своих главных сил на значительное расстояние.

При этом лава действует то стрельбой с коня из разомкнутого строя, то смыкается в звенья или взводы и атакует в сомкнутом строю рассыпанные части противника, то, спешиваясь за закрытиями и обстреливая наступающего неприятеля, выманивает его на себя, отвлекает от других своих частей, задерживает его наступление; сама же, если она слабое, уклоняется от боя.

Нависнув над неприятелем, лава старается уничтожить всякое его охранение, обеспечение его флангов тыла и его разведку. Всякая связь между частями противника должна быть порвана захватами летучей почты, вестовых и ординарцев с приказаниями.

Назойливость действующей лавы должна быть беспрерывна, а своими неожиданными дерзкими действиями она должна внести в колонны и на биваки неприятеля тревогу и беспорядок, чем пользуются ожидающие этого позади сомкнутые части.

Пока противник еще не вполне обнаружен, и наши части находятся от него в далеком расстоянии, высланным в лаву эскадронам предпочтительнее принимать строй лавы по звеньям; при приближении же к неприятелю или войдя в сферу огня противника, следует рассыпать звенья.

Наставление для действий конницы лавою, давая полную инициативу действий полковым, эскадронным и взводным командирам, составлено с целью облегчить первоначальное обучение и, так сказать, натаскивание частей для действия лавою, дав вместе с тем представление о том, какие приемы были выработаны во время долголетних беспрерывных войн монголами, а затем приняты и применяются нашими казаками. В наставлении, конечно, не могут быть указаны все сноровки, оно предоставляет маневрировать лавой, как кому угодно, но рекомендует при обучении эскадрона лавы вырабатывать некоторые определенные приемы, которые, как показал опыт, весьма облегчают управление лавою.


Часть вторая Несколько кавалерийских вопросов.
казаки кавалерия лошади
karabai96
Записка о передовых эскадронах

Общие указания

Передовые эскадроны отнюдь не должно смешивать с разведывательными эскадронами (иначе стратегическими разъездами силою в целый эскадрон), цель которых состоит в совершенно самостоятельном собирании сведений о противнике или освещении данного района местности. Работа этих эскадронов производится далеко впереди своих войск, часто задолго до столкновения главных сил с неприятелем (полевой устав  63). Передовые же эскадроны тесно связаны с выславшим их отрядом и, кроме того, с соседними передовыми эскадронами, высланными от того же отряда. Пользуясь полной самостоятельностью в принятии того или другого решения для выполнения возложенной на них определенной задачи, они могут и должны выбирать способы для успешных своих действий, но уклоняться от данного им направления и менять поставленную им цель или задачу ни в каком случае права не имеют, так как должны работать в тесной связи и в полном единении со своим отрядом и, преследуя одну с ним цель, должны прикрывать, охранять и помогать ему.

Разведывательный эскадрон, высланный в дальний разъезд, для своего отряда потерян и появление его ко времени столкновения своих сил с противником – случайность, тогда как передовой эскадрон в этом столкновении принять участие обязан.

Дальняя разведка ни в каком случае не может быть возложена на передовой эскадрон, так как общая обстановка выдвинутому вперед командиру эскадрона ясна быть не может, она известна только старшему начальнику, у которого сосредоточиваются все сведения, и может меняться ежеминутно, а следовательно только он один может знать, куда должны быть направлены дальше разъезды.

Ближайшая же разведка лежит всецело на передовом эскадроне, он извещает свои войска о приближении противника, задерживает последнего, препятствует его разведке и старается выяснить силы и направление, взятое противником, перед самым столкновением.

Примечание. Германский авторитет по кавалерийским вопросам генерал фон Альтен отрицает пользу передовых эскадронов, новый немецкий полевой устав совершенно умалчивает о них, но мне сдается, что это еще не причина и нам отказаться от той несомненной пользы, которую, при правильной постановке дела, передовые эскадроны не могут не принести.

Дальняя разведка у нас поставлена и теперь, в большинстве случаев хорошо, что же у нас всегда хромало, это ближняя разведка. Получая отличные сведения от наших дальних разъездов, мы их обыкновенно не получаем перед самым столкновением и при завязке боя.

Передовые эскадроны не могут не заполнить этого важного пробела.

Что касается разницы между стратегическим разъездом силою в эскадрон (по нашему уставу) и разведывательным эскадроном, высылающим разъезды от себя (по германскому уставу), то я ее не вижу, так как тот и другой работают высланными от себя дозорами и разъездами, высылая же эти разъезды на далекое от себя расстояние в районе, занятом противником, разведывательный эскадрон этих разъездов поддержать не в состоянии, а, следовательно, получится ряд небольших дальних разъездов, высланных не начальником отряда, знающим всю обстановку, а командиром эскадрона.

Служба передовых эскадронов

Наступающая в боевой обстановке кавалерийская часть или отряд, имеющий в своем составе достаточное число конницы, может для маскирования своего движения, для своего охранения и ближайшей разведки впереди своего фронта выдвинуть один или несколько передовых эскадронов. Число выдвигаемых вперед передовых эскадронов всецело зависит от обстановки, цели, поставленной отряду, величины и силы самого отряда.

Расстояние, на которое высылается передовой эскадрон впереди авангарда, должно определяться следующими соображениями.

1) Передовые эскадроны должны иметь возможность составить действительную завесу и прикрыть весь фронт своего отряда от разъездов противника (почему удаление передовых эскадронов от авангарда не должно быть чрезмерно велико).

2) Авангард должен быть поставлен в возможность поддержать свои передовые эскадроны в тех случаях, когда они заняли впереди важные для отряда пункты.

3) Передовые эскадроны должны иметь возможность, в случае наступления противника в больших силах, отступить на авангард, не дав себя разбить или уничтожит.

4) Передовые эскадроны должны иметь возможность своевременно подоспеть и принять участие в главном ударе, т.е. столкновении своих главных сил с противником.

Вышеприведенные соображения ставят пределом удаления передовых эскадронов от авангарда приблизительно 10-15 верст.

Примечание. Высылая передовые эскадроны, им необходимо указать точные рубежи, на которых им надлежит остановиться, следуя к которым их обязанность немедленно войти в связь с соседними передовыми эскадронами и связаться летучей почтой с авангардом. При отправлении, им также необходимо указать, где остановятся соседние передовые эскадроны и указать время, до которого следует им оставаться на указанных местах, а также ждать ли смены, или с какого часу двинуться вперед, в каком направлении и кто следует за ними.

Обязанности, возлагаемые на передовые эскадроны:

Во время остановки отряда в выжидании сведений о противнике или на непродолжительном отдыхе:

1) Прикрытие всего отряда от разведки противника и его разъездов (составлять непроницаемую для разъездов противника завесу) с тем, чтобы не дать неприятелю получить сведения о силе и точном месте нахождения отряда, для достижения чего передовые эскадроны обязаны держать самую тесную связь между собою по фронту.

2) Ведение ближайшей непрерывной разведки впереди фронта и флангов и своевременное предупреждение о наступлении противника, силе его и направлении.

3) В случае наступления значительных сил противника передовой эскадрон обязан задержать его наступление и, не теряя связи с соседним передовым эскадроном и соприкосновения с противником, последовательно занимая опорные пункты и обороняя их, медленно отступать на свои силы.

4) При столкновении своих главных сил с противником передовой эскадрон (если не получил особого приказания) обязан спешить на поддержку своим и, не всегда присоединяясь к ним, а пользуясь своим часто фланговым положением, если таковое получится, принять участие в общей атаке, в то же время не прекращая ближнюю разведку и наблюдение за противником.

5) В случае если на передовой эскадрон отступит теснимый неприятелем дальний разъезд (высланный от главных сил), передовой эскадрон обязан его принять на себя, поддержать частью своих людей, так сказать, просунуть его сквозь неприятельские разъезды, не дающие ему ходу. В это время отнюдь не должно ослабляться наблюдение и освещение по всему фронту порученного эскадрону участка. Он принимает и передает также пересылаемые от летучих разъездов донесения, проходящие через его расположение.

Примечание. При расположена отряда на ночлег на передовых эскадронах лежит обязанность охранения только до тех пор, пока не будет выставлено отрядом сторожевого охранения, после чего передовые эскадроны стягиваются к указанными им местам ночлегов и, предоставляя возможно больший отдых людям и лошадям, наблюдают за главными ведущими от противника дорогами и принимают меры для личного своего сохранения. Возлагать охранение на передовые эскадроны во время продолжительного отдыха отряда (если не предполагается передовые эскадроны утром сменять) не желательно, так как беспрерывная напряженная деятельность переутомит людей и конский состав и отнимет у них ту энергию, которая им необходима при продолжении на другой день их ответственной работы.

Во время наступления отряда возлагаемые на передовые эскадроны обязанности совершенно те же, что и при остановке, но ближайшая разведка и прикрытие всего отряда от разведки противника, в виду близости столкновения с ним, приобретает еще большее значение.

Только составляя непроницаемую для разъездов неприятеля завесу, передовые эскадроны дают возможность прикрываемому ими отряду скрытно для противника маневрировать, принять то или другое направление и избрать точку для нанесения неожиданного удара.

Связь между передовыми эскадронами должна быть беспрерывная, бдительность - усиленная, дабы ни один неприятельский разведчик не мог прошмыгнуть между ними и известить свои войска о том, кто и как наступает за этими эскадронами.

Ближайшая впереди фронта и флангов разведка и наблюдение должны вестись особенно тщательно, дабы своевременно обнаружить наступление противника и своевременно известить о нем свой отряд.

При напоре значительных сил противника передовым эскадронам придется отступить, т.е. цепляясь, так сказать, за каждый опорный пункт и отстаивая его до крайней возможности, передовые эскадроны возможно медленнее отходят на свой авангард. Поддержанные же авангардом, они, не теряя связи по фронту и соприкосновения с противником, сейчас же выдвигаются вперед и занимают свои места.

Примечание. В виду изложенного, участок, порученный наблюдению передового эскадрона, не должен превышать 4-5 верст по фронту.

Несколько примеров для обучения эскадрона действиям против обозначенного противника

Для действия полка, бригады и дивизии против обозначенного противника, т.е. для подготовки этих частей к встречи с действительным неприятелем, имеются руководства, для эскадрона же, кроме кратких указаний в уставе, никаких руководств не существует; между тем подготовка эскадрона в данное время настолько важна, что на эту подготовку должно быть обращено особенное внимание. Как дивизия не может считаться вполне готовой в боевом отношении, пока полки ее составляющие не достаточно обучены, так и полк не может считаться готовым к боевой деятельности до тех пор, пока каждый в нем эскадронный командир не в состоянии быстро оценивать обстановку, сразу принят решение и отдать должное приказание, а взводы в эскадронах не приучены свободно отдаляться от своего эскадрона, встречать противника в любом строю и действовать, когда надо, самостоятельно. В кавалерийском бою обстановка настолько скоро меняется, что упущенную и потерянную минуту не вернешь; вот почему не только от эскадронных командиров, но и от командиров взводов приходится требовать большой доли собственной инициативы и понимания дела. Каждый из них обязан, не ожидая приказания свыше (которое легко может опоздать), уметь воспользоваться оплошностью противника или теми шансами на успех, которые ему открывает данная минута, не смущаться неожиданностью, оценивать сразу обстановку и быстро принимать самое выгодное для себя построение.

Командир полка, ведя полк в атаку, может и должен указать цель, но раз полк пущен в атаку, давать указания уже поздно, между тем в это именно время часто представляется случай охватить фланг противника, противодействовать его охвату, захватить выезжающую батарею и т.п.

В виду вышесказанного, руководствуясь требованиями устава и указаниями бывших моих начальников, я предлагаю несколько примеров для обучения эскадрона действию против обозначенного противника. Предлагаемые при сем примеры разделены на три части:

1) Боевые порядки, которые может принять эскадрон.

2) Нацеливание эскадрона на обозначенного противника.

3) Действие эскадрона против обозначенного противника.

На примеры эти не должно, конечно, смотреть, как на уставные формы перестроения эскадрона, но только как на примеры или канву, которые каждый эскадронный командир, при обучении своего эскадрона, должен разнообразить бесконечно, стремясь к тому, чтобы все чины эскадрона понимали, что делают, а командиры взводов и их заместители умели оценивать обстановку, в которую поставлен эскадрон, умели извлечь из нее выгоды, и не смущаясь ответственности, действовать, когда надо самостоятельно.

Арнольду Шварценегеру 65. Человек который изменил меня.
казаки кавалерия лошади
karabai96
Арни стукнуло 65 лет! Кумиры наших прежних дней стареют, оставляя в наших сердцах либо разочарование либо благодарность за то, что они дали нам. Арнольд перевернул мою жизнь. В Советском Союзе само слово "культуризм" было запрещено, но где-то на рубеже 80-х и 90-х, железный занавес, который уже изрядно проржавел и стал рушиться, стал временами со скрипом открываться и мы увидели "их" героев, "их" нравы и "их" кино. С экрана на нас смотрели совсем другие люди. Это были не советские звезды, соц.реализма, это были настоящие мужчины, которые без всякой рефлексии, сметали на своем пути все возможные препятствия. Вместо сомнения - действие, вместо нытья, жесткий удар. И Арни был одним из них. Совершенно фантастическая мускулатура завораживала, и нам хотелось быть такими же. Накачанными парнями, без страха и упрека. Арни привел нас в качалки. Нет не в современные фитнес-клубы. В темные и мрачные подвалы, напичканные самодельным "железом". И мы "качали железо", совсем как в фильме Pamping iron.
Арнольд, вошел в нашу жизнь, разрушая остатки философии советского коллективизма, советской аскезы, отрицания себя.
Мы вошли в мир, когда античные герои превратились из статуй в реальных людей. Шварц, Коломбо, Френк Зан. Эти люди стали живыми статуями, высекая из себя формы, тяжелым железом.
Мы поняли, что только ты сам, можешь изменить себя и изменить мир. Многие кто вышел из качалок, со стальными мышцами и с фильмом "Командо" в голове, ушли в землю. Но те кто выжил, кто не бросил железо, отковали внутри себя стальной стержень. Такой же как у Арнольда. Всегда идти вперед, в любом деле, в любой ситуации. Железо не понимает занижения оценок, оно не знает сантиментов и компромиссов. Здесь нет оценочных категорий. Либо "выпер" либо нет.
А объяснять, как и почему не получилось, это для слабаков, для тех кто не "качал железо".