?

Log in

No account? Create an account
Вторжение (лирическое отступление)
казаки кавалерия лошади
karabai96
Немолодой человек в генеральском мундире вышел из здания недалеко от метро "Арбатская" и направился к серому "Бентли" стоящему на открытой охраняемой стоянке. Несмотря на солидный возраст двигался он упруго и свободно, походка выдавала в нем завсегдатая гольф клубов, фитнесс центров и горно лыжных курортов. Мягко и бесшумно щелкнули замки, и дверь сама автоматически приоткрылась радуя руку приятной тяжестью металла. "Да это не лицензионный китайский ширпотреб, это одна из штучных моделей которые до сих пор собирают в Британии" подумал генерал.
Он с наслаждением погрузил свое тело в мягкую кожу сидений, попутно вдыхая непередаваемый аромат дорогой кожи и натурального и дерева. После голосовой команды мягко зарычал двигатель, и машина плавно двинулась разрезая плотный поток, тусклых авто и усталых лиц.
Зимняя Москва уже жила по законам ночного времени, у дверей кафе и ресторанчиков парковались автомобили, разбрызгивая в разные стороны грязный московский снег. Элегантно одеты дамы и мужчины в дорогих пальто прыгали через кашу из, снега и   реагентов  и исчезали в сытых объятиях, различных заведений.
Серый "Бентли" неумолимо двигался через переполненные улицы, выдавливая широкими шинами скользкое покрытие дороги, и сбрасывая с пути миганием голубых фар зазевавшихся офисных работников. Генерал курил и заметно нервничал, перебирая новостные станции, и вслушиваясь в тревожные сводки. Наконец он свернул в переулок и въехав под запрещающий знак, остановился перед шлагбаумом. Невидимый сканер пробежался по номерному знаку, и "Бентли" мягко вкатился под приветственное мигание желтого фонаря, на стоянку ресторана "Лермонтов", шел мокрый снег, а здесь под стеклянной крышей, зеленел виниловый газон по которому были расстелены натуральные персидские ковры. Дюжий швейцар в малиновом плаще накинутом поверх традиционного мундира, сверкнув галунами, бросился к двери авто. Генерал вышел из машины, с некоторым сожалением покидая уютный салон, дверь машины мягко захлопнулась породисто щелкнув доводчиком двери. Он вошел в фойе, подошел к стеклянной лестнице и стал подниматься на верх. Его форменные туфли ручной работы, итальянского мастера, едва касались ступеней, а сердце отчаянно колотилось, заставляя задерживать дыхание. Он вошел в кабинет, стены которого причудливо сочетали веяния прошлых эпох, отливая благородным дубом и веяния современности, которая блистала золотом и стеклом. Светильник имитирующие свечи, мягко светили трехмерным изображением пламени.
- Здравствуйте Владимир Виленович! Генерал даже слегка прищелкнул каблуками.
- Проходи Сережа,садись.  Эту фразу сказал человек с тяжелым усталым лицом.  Отлично сшитый костюм от "Бриони" и запонки с крупными алмазами, создавали удивительный диссонанс с его грубым пролетарским лицом. Руки с крупными тяжелыми кистями были слишком грубы для стоящей на столе посуды, а ботинки "Вестон" не могли скрыть природную разлапистость, плоской рабочей стопы.
Генерал сел на тяжелый стул, и придвинул его к столу с некоторым усилием.
Владмир Виленович, налил рюмку и придвинул генералу.
- Выпей Сережа с морозцу, да вот закуси чем Бог по послал!
- Владимир Виленович! Вы видимо решили со мной встретиться не ради того, чтобы предложить мне выпить рюмку водки. Давайте сначала о деле, а там уже решим стоит пить или нет.
Видишь ли Сережа, есть неприятные новости.
- Что именно? Нахмурившись спросил генерал.
- Ты наверное следишь за тем что, происходит в мире и не можешь не понимать, что вся эта военная возня, на Ближнем Востоке и в Средней Азии, имеет к нам прямое отношение...
- Что вы имеете ввиду под словом к "нам"? Спросил генерал, судорожно вытянув вперед ноги.
Владимир Виленович, отпил глоток воды из высокого стакана венецианского стекла и посмотрев на генерала колючим взглядом сказал.
- К нам с тобой Сережа, в первую очередь к нам.
- Говорите яснее. Сказал генерал, краснея и начиная нервничать.
- Это имеет отношение к тем деньгам, которые мы с тобой распилили....
Генерал встрепенулся и показал пальцами на стены.
- А ты про это.... усмехнулся Владимир Виленович, не бойся во первых все под контролем,а во вторых, сейчас всем не до этого.
- Почему ? Удивлено спросил генерал.
- Потому что, не сегодня завтра объявят о замораживании активов всех российских чиновников по всему миру.
- Ну и что? Наши деньги надежно спрятаны в панамском фонде, никто не найдет и не докопается.
- Это было вчера Сережа, а сегодня все европейские и прочие банки получили единую директиву. Раскрыть все счета вплоть до последнего бенефициара, И блокировать все транзакции согласно вот этому списку. Владимир Виленович кинул на стол листок бумаги, испещренный красными и желтыми полосами.
Генерал схватил листок и впился в него глазами.
-Вот этот, видишь, четвертый с конца, помечен желтым маркером, это наш. Владимир Виленович еще раз глотнул воды. Кожа на его грубом лице стала еще серее, чем была.
- Кстати Сережа! Не хочешь водки, пей воду, она с моего завода на Кавказе, отлично выводит токсины.
Генерал положил бумагу на стол. Весь вид его говорил о том, что он был раздавлен. Он судорожно глотнул воды, но холод только сковал горло и вода стала комком где то в области груди, леденя остывающее сердце. тысячам ледяных иголок пронзали его от макушки до пят, и этот озноб был чем-то схож с предсмертной агонией.
- И еще. Это уже посерьезней. Меня вызывают на самый верх, и я должен что-то сказать, про поставки обычных вооружений, которые я курирую, а ты исполняешь. Что мне сказать? Как объяснить, куда делись деньги, и почему все три года подряд поставки вооружений срывались с завидной регулярностью.
- По бумагам у меня все нормально. Сказал генерал. А если начнут копать, по наличию, то пускай сначала проведут ревизию. А это дело не одного года.
- Ну это уже лучше.... сказал Владимир Виленович. Остается подумать как, нам вывернуться с деньгами. Хочу предложить тебе одну схему, мне ее мой юрист порекомендовал.
- Слушаю. Генерал смотрел на чиновника стальным немигающим взглядом.
- Мы сделаем "фейрверк", раскидаем деньги по двум сотням офф-шорных компаний, а потом они попадут на счета двух десятков номиналов, коды счетов, будут у нас с тобой, но активировать их из России по понятным причинам будет нельзя.
- Каковы гарантии, того что, я  не лишусь своих денег? Спросил генерал.
- А какие гарантии у тебя сейчас?
- Сейчас мы заинтересованы друг в друге, мы в одной лодке. А что будет завтра?
- Я знаю твои возможности генерал, гарантия, это моя жизнь и жизнь моих близких.
- Хорошо я согласен!  А теперь распорядитесь чтобы принесли что нибудь поесть....
Не слышно вошел официант.
- Что будете заказывать?
Генерал поморщился и сказал.
- Салат из теплой рукколы с черри и пармезаном, фаршированные улитки, и пожалуй осьминога гриль с овощами. Из вина м-м-м, Шабли,да... калифорнийское Шабли!
- А Вы не патриот генерал! С улыбкой сказал Владимир Виленович.
- А Вы?  Также с улыбкой ответил генерал.