?

Log in

No account? Create an account
Военная и финансовая аристократия. Корни современного мира
казаки кавалерия лошади
karabai96
Вы никогда не задумывались почему благородная сталь проиграла мягкому золоту, ведь было сказано "все куплю сказало злато, все возьму сказал булат"?
Начало этой истории лежит в далеком прошлом. Войны и человечество понятия  неразделимые, война пожалуй наиболее любимое занятие человечества, если судить по количеству войн, на достоверно известный отрезок истории. Война требует не только жертв, она требует материальных ресурсов. Каждый из стратегов древности обращал внимание, что деньги или золото, необходимый источник военных побед. На деньги можно не только покупать оружие, с помощью золота можно покупать врагов, открывая им ворота осажденных крепостей, как это делал отец Александра Македонского.
Но история довольно коварная штука, обладателям несметных богатств не всегда удавалось откупиться от держателей холодной стали, или увесистых бронзовых клинков. Более того, любители рассекать плоть, зачастую глумились над богатствами и не очень ценили блага материального мира, ожидая вознесения в рай где они будут вечно пировать с другими героями. Сожжение Персеполиса, один из самых ранних примеров.
Античный мир, являл собой прекрасную картину формирования военной аристократии. Сам античный мир был, по сути аристократичным. Всю "черную" работу выполняли рабы, а каждый свободный гражданин был воином. Античные войны, по сути были войнами за торговые пути, и были войнами территориальными, ситуация изменилась в новую эру, когда стали набирать силу арабские государства.
Тем не менее банковская и другая финансовая деятельность была и в Древнем Риме, об этом свидетельствуют нам дошедшие нормы, римского права, довольно точно воспроизводящие права и обязанности банкира и менялы.
Двое из ранних римских императоров пытались урезать власть менял с помощью законов о ростовщичестве и ограничения залога земель до 500 акров. Оба были убиты. В 48 году до н.э. император Юлий Цезарь отобрал власть чеканить деньги у менял и выпускал деньги в интересах всего общества. Значительное увеличение денежной массы позволило выполнить грандиозные общественные проекты. Было выстроено много публичных зданий. Народ полюбил Цезаря, но менялы его возненавидели. Ряд исследователей полагает, что именно это стало важной предпосылкой его убийства. Одно известно наверняка - со смертью Цезаря изобилию денег в Риме пришел конец. Выросли налоги, коррупция и подделка денег стали скорее правилом, нежели исключением. В конечном итоге денежная масса в Риме снизилась на 90%. Простой народ разорялся, терял свои земли и дома. С сокращением предложения денег население Рима потеряло доверие к правительству и отказалось его поддерживать. Просвещенный Рим был ввергнут во тьму средневековья.
Тем не менее варвары захватившие Рим сохранили его денежную систему.
Византийская Империя страдала от   долговых кризисов, хотя ростовщики и менялы были весьма непопулярны.  В 567 н.э.  Императрица София вызвала ростовщиков и отменила все долговые  соглашения  и залоги,   простив все долги, сделав широкий жест недовольным народным массам.
Десятое столетие было периодом медленного прогресса. Венеция получила главные концессии в торговле от  Константинополя, и это привело к ее расцвету. Ростовщичество становится уважаемой специальностью, так как финансовые средства направлялись на финансирование морских торговых перевозок.
С проникновением арабов,на территорию Европы, на ее территорию стали проникать купцы - иудеи, и тогда перед взорами грубых и неотесанных баронов, заблестело золото.
Первая очнулась от сна благословенная Италия.
Одним из наиболее развитых городов Италии была Флоренция, которая получила свое преимущество в первую очередь благодаря чеканке качественных золотых монет. Большие флорентийские компании, кроме занятий торговой деятельностью, беспокоились финансовыми делами Церкви и папы. Впоследствии они перебрали контроль над таможней Барлетти на юге Апеннинского полуострова, что позволило им вести резвую международную торговлю. В Англии они одалживали королю и большим землевладельцам значительные суммы под гарантию права взимания пошлины и привилегий в экспорте сырья (прежде всего шерсти). Впоследствии флорентийцы распространили свою деятельность на Нидерланды, Каталонию, Кастилию и восточные страны. Там,где были агенты известных банкирских домов, которые были уполномочены собирать выданные кредиты, налоги или церковную десятину, быстро образовывался торговый центр с небольшой флорентийской колонией. В отличие от флорентийцев, венецианские и генуэзские купцы предоставляли преимущество финансовой деятельности на внутреннем рынке. Их кредитные операции сводились к покупке ценных бумаг государственной ссуды, финансирования отдельных торговых предприятий других купцов и судовладельцев. 
Тем временем, Арабское влияние, доминирующее в предыдущем столетии, ослабевает. К одиннадцатому столетию, европейцы изгоняют арабов из Сицилии и Сардинии (1096).В  1095-1270 проходят  Крестовые походы. Появляется необходимость переводить крупные денежные суммы для финансирования армии крестоносцев. Это обстоятельство способствует возрождению банковской системы в Западной Европе.  Первый Крестовый поход восстановил Итальянское господство в Средиземноморье.
Отдельный вопрос в формировании финансовой аристократии составляют еврейские общины. По мере формирования христианского общества и формирования теологических концепций, вырисовывается и место еврейских общин в Европейских государствах. Евреи становятся собственностью королей, именно им они покровительствуют именно у них занимают деньги.
Оказывая евреям поддержку, христианские монархи взамен облагали их произвольными налогами.Поступления от налогов с евреев составляли весьма значительную часть фискальных доходов средневекового государства. Короли и сеньоры, кроме того, часто обращались к богатым евреям за денежными ссудами. Правителям нужны были деньги евреев, а евреям необходим былпокровитель и защитник и для обустройства еврейских общин на новых местах поселения,и для осуществления экономической деятельности. Так, именно на основании королевских грамот евреи уже в каролингское время селились во Франции и занимались торговлей. Известные еврейские общины прирейнских городов Шпайера, Вормса и Майнца были признаны oсобыми грамотами, выданными императором или же местным епископом. В IХ-ХI вв. как во Франции, так и в Германии евреи пользовались относительной автономией - им гарантировались свобода вероисповедания, право торговать и заключать всякого рода сделки, устанавливать политические контакты с властью, а также создавать органы управления еврейскими общинами.
Франкфурт, Германия, в 1743, здесь открыл свою мастерскую ювелир по имени Анхель Мозес Бауэр. Над дверью он повесил эмблему - римского орла на красном щите. Мастерская вскоре стала известна как "Красный щит" или, по-немецки, Rotschield. Когда мастерскую унаследовал его сын Майер Анхель, он решил сменить фамилию с Бауэра на Ротшильда. Кроме того, сын понял, что ссужать правительства и королей гораздо более выгодно, чем частных лиц. Не только потому, что в таких случаях кредиты больше, но также в связи с тем, что они обеспечены государственными налогами. У Майера Ротшильда было 5 сыновей. Он научил их всех "делать" деньги и послал в главные столицы Европы открывать филиалы семейного банка. Первый сын, Анхель, остался во Франкфурте следить за родным банком. Второй сын, Соломон, был послан в Вену. Третий и самый умный из всех, Натан, в 1798 году, через 100 лет после учреждения Банка Англии, попал в Лондон. Четвертый сын, Карол, поехал в Неаполь. Пятый сын, Яков, оказался в Париже. В 1785 году вся семья Майера Анхеля во Франкфурте улучшила свои жилищные условия. Она переехала в 5-этажный дом, который поделила с семьей Шиффов. В народе этот дом прозвали "Зеленый щит". Характерно, что в последующей финансовой истории Европы и Соединенных Штатов Ротшильды и Шиффы будут играть ведущую роль.
Ротшильды начали операции с европейскими активами здесь, в Вильгельмсхофе, во дворце самого богатого человека Германии и самого влиятельного монарха Европы, принца Вильгельма I Саксонского. Сначала Ротшильды только помогали Вильгельму спекулировать монетами из драгоценных металлов. Но когда Наполеон отправил Вильгельма в ссылку, Вильгельм послал гигантскую по тем временам сумму в 550.000 фунтов стерлингов Натану Ротшильду в Лондон с указанием прикупить облигаций британского правительства, также называвшихся "правительственные ценные бумаги". Однако Ротшильд использовал деньги по своему усмотрению. Ведь когда Наполеон развернул военные действия по всей Европе, появились поистине безграничные возможности для вложений в войну. Когда Вильгельм, незадолго до битвы под Ватерлоо в 1815, вернулся домой, он призвал к себе Ротшильда и потребовал деньги обратно. Ротшильды вернули деньги с процентами, равными доходности вложений в облигации правительства Великобритании. Однако прикарм анили полученную на деньгах Вильгельма дополнительную прибыль. Позже Натан Ротшильд хвастался, что за 17 лет пребывания в Англии он увеличил первоначальный капитал в 25.000 фунтов, данный ему для "разгона" отцом, в 2500 раз.

Вскоре, с помощью семейной кооперации Ротшильды стали сказочно богаты. К середине XVIII века они превратились в крупнейший банк в Европе и богатейшую семью мира. Они финансировали разработку кимберлитовых трубок, что позволило им установить монополию на владение месторождениями алмазов и золотыми копями в Южной Африке. В Америке они финансировали строительство железных дорог и металлургических предприятий. В конечном итоге семья скупила в США много газет и, среди прочих, компанию Карнеги в сталелитейной промышленности.

По историческим справкам во время первой мировой войны богатейшим человеком Америки считался Дж.П.Морган. Однако после его смерти стало известно, что он был всего лишь слугой Ротшильдов. Как только завещание Моргана было предано огласке, раскрылось, что он владел лишь 19% своих компаний. К этому стоит добавить, что в 1815 году Джеймс Ротшильд, наследник французской ветви Ротшильдов, "стоил" 600 млн. французких франков, что на 150 млн. франков превышало капитал всех остальных банков Франции, взятых вместе. Он построил в Париже поместье под названием Фэириэй. Говорят, что когда поместье увидел Вильгельм I, то воскликнул: "Такое себе короли позволить не могут! Это может принадлежать только Ротшильду!" Другой французский исследователь XVIII века выразил свое отношение следующим образом: "В Европе существует только одна власть - это власть Ротшильдов". И в наше время нет указаний на то, что доминирующее положение Ротшильдов в финансовом мире претерпело какие-либо изменения.

Но главные богатства Европы к 15 веку принадлежали далеко не евреям. Семейства Медичи и Чиджи нажили огромные состояния делая из денег деньги. 

В период средневековья финансовая аристократия и не думала соперничать с военной аристократией. Хотя мы можем наблюдать генезис ордена тамплиеров (храмовников) которые из ордена "бедняков" превратились в орден ростовщиков, тесно связанный  с финансовой аристократией Европы. Тамплиеры были изобретателями практически всех известных нам сегодня банковских сделок использующих обеспечение.

Крах тамплиеров показал, полную незащищенность финансовой аристократии от аристократии военной. В средневековье сталь всегда выигрывала у золота. И в случае с тамплиерами, король Филипп просто отнял их деньги для решения своих государственных задач.
К исходу средневековья мы видим три основных группы финансовой аристократии. Это итальянские банкиры (само слово происходит от итальянского слова "banka" - стол), английские банкиры, и еврейские общины.
Что представляла из себя военная аристократия Европы? Это была по сути паразитическая прослойка, целью, и самой сутью существования которой была война. Народные армии античности уже давно ушли в прошлое, и на арене появились достаточно не многочисленные феодальные армии, которых должны были обеспечивать "сервы" - крепостные крестьяне. Сложилась определенная идеология. Дворянам считалось предосудительным заниматься любой финансовой и хозяйственной деятельностью, их удел был война и праздность в дни мира. Широкие привилегии, а в некоторых случаях как в Германии "кулачное право", давали возможность военной аристократии, безнаказанно грабить даже тех за кого мог заступиться король. Со временем эти права сильно урезались, однако в дни войны, никто не мог чувствовать себя в безопасности. Опустошительные войны, гремевшие в Европе все позднее средневековье, с одной стороны обогащали ростовщиков с другой стороны сильно ужимали денежную массу и сужали товарные рынки, сокращали объем потенциальных покупателей. Если прибавить к этому постоянные эпидемии чумы, нищету населения, и неизбежное банкротство потенциальных заемщиков то картина для финансовой аристократии складывалась безрадостная. 
Целые народы, казаки, татары, народы Северного Кавказа, жили за счет разбоя, грабежей и набегов. 17 век можно считать благословенным для тех кто кормился от клинка. Клинок приносил гораздо больше богатств нежели поместье или банковское дело. Валленштейн легендарная фигура, времен Тридцателетней войны нажил гигантское состояние, при этом не избежал кинжала наемного убийцы посланного тем за кого он сражался, т.е. Римским императором, которого кроме всего весьма беспокоило состояние Валленштейна.
Несмотря на то, что за 30 лет войны население Европы сократилось с 16 до 4 млн. человек, многие нажили себе не только состояние но и вошли в государственную элиту. Пражский банкир - еврей Яков Башиви - предоставил императору Фердинанду II громадные суммы, необходимые для вербовки армии. Император наградил его за это дворянским титулом "барон Троянберг", освободив от всех обычных ограничений, наложенных на евреев. 
На примере Валленшейна и Башиви можно сделать вывод, что уже в 17 веке, при всей правовой неопределенности было гораздо безопаснее давать в долг, нежели водить полки на полях сражений.
Тридцатилетняя война до сих пор стыдливо замалчиваемая в Европе, стала отчасти поворотным пунктом в роли военной и финансовой аристократии.
Начиная с 17 века, армии стали одеваться в единообразные мундиры, война становиться красивой, а умирать становиться все почетней. При этом масштабы войн достигают таких размахов, при которых трещит по швам вся государственная инфраструктура, экономика и сельское хозяйство. Единственным убежищем становится золото, а тысячи разорившихся дворян ищут службы. Военная аристократия нищает, а финансовая набирает силу. При это финансовая аристократия никак не может найти точку защищенности при которой ее капиталы были бы надежно укрыты от насильственного отторжения.
Но правительства начинают понимать роль денег и идут на уступки.
В столице Австрии Вене, откуда евреи были изгнаны в  1421 году, императоры разрешили евреям право на жительство в обмен на грандиозные налоги. Тем самым, не желая лишиться больших денег, власти не удовлетворили требование католических священников и купцов и защитили евреев. 
Результаты войн, также как и результаты банковских операций нуждаются в гарантиях. Лучшим решением вопроса гарантированности результата войн, является поиск технологических преимуществ.
Еще в средневековой Италии, быстро поняли что арбалет, сильно уравнивает шансы горожан и рыцарей, да настолько сильно, что папа специальной буллой на время запрещает арбалеты.
Однако до определенного времени технологии не вызывали сильного влияния на ход военных компаний. С появления фитильной аркебузы и до времени Наполеоновских войн, принцип дульнозарядного огнестрельного оружия господствовал на полях сражений. Как и прежде дворяне, облаченные в доспехи или кирасы, прорывали каре пехоты. Военная аристократия, в лице дворян и целых конных народов господствовала на полях сражений. Однако все претерпело существенные изменения. Дворяне все больше служили за жалование, и в массе своей теряли фактическую общественную значимость. Да такой степени что череда революций спонсируемых финансовой аристократией просто смела прежнюю военную аристократию с главенствующих позиций в обществе, и дало власть аристократии финансовой.
Государства получившие финансовую мощь своих реальных правителей стали удешевлять войны. Появилась идеология народных армий. Война впервые за тысячи лет стала уделом народа. Если раньше на полях сражений сходились наемники для которых проливать кровь и умирать было профессией, и которые вонзали пику или палаш, в своего собрата по цеху без всякой ненависти, то сейчас портной или булочник всю жизнь живший в мире в кругу своей семьи, был вынужден браться за оружие и идти убивать такого же портного или булочника.
Войны стали нуждаться в громких фразах и словах. Так возникла мифическая национальная идея и война за общественное благо. Финансисты, получившие доступ к средствам массовой информации стали дурманит голову ни в чем не повинным людям, заставляя вставать их под национальные знамена. А ведь некий Франц из Шварцваальда не сделал ничего плохого Людвигу из Баварии!
Тем не менее, нашлись умы которые готовы были воевать ради земель и ради идей, а не ради денег.
Заметная фигура мировой Истории господин Наполеон Буанопарте, как-то изрек - " У денег нет отчизны. У финансистов нет патриотизма и честности – их единственная цель это чистоган" и был совершенно прав! При этом он дал втянуть себя в гигантскую авантюру, которая обогатила крупнейшие банковские дома Европы и Америки. 
Каждый раз когда вы читаете о том или ином событии мировой истории постарайтесь ответить на вопрос, "на какие деньги все это происходило?" мы еще не разобрались с Чингизханом наверняка и там есть источники финансирования, но в случае с несчастным Буанопарте все прозрачно. 
Наполеон, прижал своих банкиров ликвидировал внешний и внутренний долг Франции (точнее сократил), а деньги на войну взял за счет продажи Американцам, штата Луизиана! И на эти деньги он снарядил армию и отвалтузил всю Европу.
Его несчастные противники Пруссия, Австрия и Россия при этом заняли денег у Англии. В результате, англо-саксонский дуэт, формально ненавидящий друг друга, отлично заработал на всех наполеоновских войнах. А экономика "победителей" оказалась серьезно подорванной, и "вся в долгах, как в шелках". 
О том как "поднялись" Ротшильды я писал выше.
Тем не менее со всей очевидностью стало ясно, что золотой телец не любит грохота Марса.
Воинственные народы казаки и горцы оказались перед выбором, либо быть уничтоженными, либо пойти в услужение государству находящемуся под контролем мировой финансовой аристократии, казаки после не продолжительной войны выбрали сословное служение, горцы же бились почти-что на смерть. 
Итог оказался простым начиная с 10 века военная аристократия постоянно сдавала позиции, пока наконец не превратилась в маловлиятельное служивое сословие.
Теме не менее финансовая аристократия направила значительные средства, на совершенствование военных технологий. Технологии имеют две цели. Первая, война становиться все дороже и тем больше зависимость государства и народа в целом от финансовой аристократии. Второй фактор. Технологии нивелируют роль человека до роли винтика и придатка военной машины. Уже не надо с детства упражняться с луком конем и саблей, научит стрелять, держать строй можно за месяц, а можно просто вооружить не обученного человека, которого либо убьют либо он научится сам.
Крымская война показала, что сколь бы не был высок боевой дух солдата в сумме он пасует перед технологическим преимуществом.
Военный хоть и сохранил блеск мундира, однако все чаще вынужден закладывать имение, чтобы поддержать свое эфемерное сияние.
Тем не менее, оказался налицо и тот факт, что технологии которыми финансовая аристократия, вооружает своих ставленников в результате становится достоянием их врагов. 
Назревал вывод. Чтобы предотвратить возможность потенциальной гибели себя самих нужно оружие сдерживания которое при любом исходе давало бы результат пирровой победы.
И тогда на сцену вышло ядерное оружие, которое фактически преградило Сталину путь в Европу.
Две мировые войны происходили уже при полном банкротстве военной аристократии. Первая мировая война фактически уничтожила это понятие, оставив лишь рудименты старой военной аристократии, а Вторая мировая и вовсе уничтожила ее до основания. При этом финансовая аристократия отлично заработала, финансируя обе стороны конфликта.
Дальнейшее технологическое развитие, полностью подчинила армию интересам финансовой аристократии, сделав ее послушным орудием, решения политических и экономических вопросов, без прежних закрытых схем финансирования.
Если раньше "жизнь от клинка" возносила многих на вершину политического Олимпа и на вершину благосостояния, то сейчас "человек с ружьем" вынужден рисковать жизнью и убивать других, будучи практически чернорабочим в рамках современной цивилизации. На вершине брокеры и банкиры, свет отражаемый от их белых воротничков затмевает, тусклые мундиры тех кто вынужден идти на смерть,  за небольшую плату, ради торжества Золотого Тельца.