?

Log in

No account? Create an account
Изображая казаков. Орловский Александр Осипович
казаки кавалерия лошади
karabai96
 Представляю вашему вниманию несколько картин Александра Осиповича Орловского, создававшего свои картины в начале 19 века.
На мой взгляд созданные им образы донских казаков, вполне убедительно корреспондируются с образами донцов 18 века, т.е. зная, как выглядели наши предки в 18 веке, мы вполне узнаем их на картинах Орловского.







А вот изображение самого художника в чекмене (черкесске)


Примерно в таком же наряде изобразил художник и Давыдова, в привезенном ему с Кавказа "чекмене".

Мы с вами видим что, донской казак легко отличим от других народов и легко узнаваем, на полотнах художников. Следовательно к началу 19 века, на Дону сложился самобытный мужской костюм.Жи

Конь в культуре донских казаков
казаки кавалерия лошади
karabai96
 

Конь в культуре донских казаков.

 

По последним данным одомашнивание лошади произошло чуть ли не 5 с половиной тысяч лет тому назад.   Просторы восточно-европейских равнин, издавна топтали несметные табуны диких лошадей. Дикие лошади – тарпаны, населяли степи Подонья, еще в конце 19 века, пока не были окончательно истреблены человеком, для которого они представляли не малую помеху в хозяйственной деятельности. Ведь один табун тарпанов мог за ночь истребить несколько скирд сена или соломы, сводя на нет все усилия скотоводов по подготовке к зиме.

( тарпаны в польском заповеднике)

Однако распространение одомашненной или боевой лошади шло в Восточную Европу из Средней Азии, что в дальнейшем определило, сам тип лошади и тип конного снаряжения, и в конечном итоге, способ ведения войны, тип наступательного и предохранительного вооружения.

 

Но не только это! В течении многих тысячелетий, конь помог  создать особый тип, или архетип человека. А именно гордого и свободного воина, презирающего опасность и смерть, верного долгу и чести. Благородное животное невозможно обмануть! Любая трусость, обнаруживается конем на уровне биологических рецепторов, сейчас ученые поняли механизм этого чутья. Человек, испытывающий страх, выделяет муравьиную кислоту, которую и улавливает острое обоняние коня.  Езда на коне не терпит физической убогости, преодоление препятствий и преград, требует от всадника, силы и выносливости, ведь при верховой езде, задействуются практически все мышцы тела. Потому человеку изо дня в день полагающемуся на коня и доверяющему ему свою жизнь, а зачастую и состояние, приходится поневоле поддерживать себя в хорошей физической форме, заботиться о здоровье и долголетие.

Потому конная культура формирует специфический культурный код, конные народы, это люди с «открытым сердцем», прямые, честные, не ведающие страха и четко осознающие конечность бытия. Конным народам не присущ культ «вечной земной жизни» или же поклонение «жизни любой ценой», даже сейчас каждый конник знает, что садясь в седло, он может распрощаться с жизнью, буквально в тот же момент.

Жизнь в седле, сопоставима с плаваньем в открытом море, всадник, гонящий свои стада по бескрайним просторам, подобно моряку постигает бескрайность пространства, и так же готов в любое время встретиться с неожиданной опасностью.

Ему доступны любые направления в отличие, к примеру, от современного автомобиля, которого по праву называют рабом дорог.

Конь способен «месить» раскисший чернозем, там, где вязнет даже самая совершенная техника, пройдя раскисшее поле, он способен протиснуться через частый лес или кустарник, затем переплыть водную преграду, не требуя ничего кроме подножного корма!

Обладая всем этим казак, получал чувство безграничной внутренней свободы, которая абсолютно не знакома, современным жителям панельных домов- многоэтажек. Которые заперты в своих квартирах, как  бройлерные куры в клетках на птицефабрике.

Вечная воля, степи, леса, моря, всегда противостоит "не свободе", огороженных пространств.

Это два вечных антагониста, в культурном и духовном плане.  Степь и море, давшие казакам Волю, в конечном итоге проиграли,        " несвободе", городов, городков и сел.

Всадник является хозяином своей жизни и жизни своего коня. Суть его психологии в движении вперед. Встречая на бескрайних просторах живых существ, он сам решает, убить, или даровать жизнь.

Физические возможности всадника и лошади ограничены. Потому всадник берет ровно столько, сколько он может увезти.

Потому в философии и культуре конных народов нет культа наживы, и культа накопительства.

Всадник всегда вооружен, даже если в руках, просто камча или нагайка, он имеет преимущество перед пешим человеком, в скорости, маневренности и мышечной массе. Да-да, именно в мышечной массе. Ведь верховая езда это не перемещение в пространстве на механическом средстве передвижения. Верховая езда, это симбиоз всадника и лошади, когда нервные импульсы всадника, вплетаются в  нервную систему лошади, когда два биологических существа начинают двигаться, как одно целое, когда небольшое напряжение мускула, передает коню командный импульс на движение в нужном для всадника направлении. Все это может показаться современному человеку, фантастикой, если бы не было подтверждено ежедневной практикой, тех, кто и ныне садиться в седло. Мы садимся в седло, как это делали наши деды и прадеды, для того чтобы не утерять того уникального ощущения «я казак», которое дает нам конь.

Даже если человек не обладает уникальными физическими способностями, их отчасти дает ему конь. Невысокий, человек получает силу при ударе холодным оружием, массивный, получает не достижимую скорость перемещения в пространстве.

Все это формировало в казаках, ощущение собственной значимости, отваги, и веры в собственные силы.
 Конь был частью семейного и бытового уклада жизни, вокруг которого складывалась своя особенная культурная среда. 
Ведь часть ухода за конем, брала на себя женщина, конем занимались дети, коня "инспектировал" старший в семье.
И в каждом роду складывались свои приемы общения с конем, ведь недаром донская пословица говорит "На чужом коне и в своем седле не наскачешься". Это означает, что конь и всадник понимали друг, друга им только доступной системой сигналов.


 

Сейчас кони используются для лечения различных недугов, кои есть порождение нашего техногенного  времени, благодаря тому, что биополе лошади обладает целительным свойством. Вибрации, тела и длинна тепловой волны, благодатно влияют на здоровье и психику человека, леча стрессы и нездоровые влечения, которыми наполнены люди, проживающие в городе. Именно потому, конный спорт, все более набирает популярность у горожан.

Уход за конем в походе, наблюдение за его поведением настраивал казака на особое душевное состояние, состояние единства с Божьим миром.

Прямота, честь, уверенность в себе, одухотворенный быт, все это, так или иначе, связано с верным спутником казака – с конем. Именно благодаря коню, казак стал казаком.

Народ всадник не уникальное явление в истории Восточной Европы. Всадники создали восточно-европейскую цивилизацию.

В отличие от Западной Европы, где обладание боевым конем, автоматически возводило его владельца, в разряд  привилегированных воинов, равнины Причерноморья, и междуречья Днепра и Дона, дали европейской цивилизации, особый тип народов, народов – конников. 



Примером , потомков таких народов, в наше время являются, венгры и поляки, часть народов Кавказа, ну конечно казаки.

История казаков, как народа-всадника, не уникальна, а показательна. Кони не только помогли казакам состояться, как народу, но и сформировали специфическую культуру, всадника, особое мировоззрение, отношение к жизни и к окружающему пространству.

«Бог над нами, конь под нами» - это образное выражение, полностью раскрывает взгляд казака на окружающий мир.

Дабы приручить свободный народ, нужно навязать ему ценности, «цивилизованных» покорных народов. Переход казаков к земледелию, оскудение станичных табунов, все это послужило, причиной упадка культуры наездничества, лихости, и наконец, поколебало идеалы Воли.

Не даром, при советской власти, казак не мог держать коня на своем подворье.

Годы служения империи, а затем советское лихолетье, разрушали архетип казака, превращая вольного конника, в иррегулярного кавалериста, смена приоритетов, смена вольного казака на слугу престола, заложили основу для последующей национальной катастрофы.

Конь в современной казачьей культуре, это уже не утилитарный «коник», для хозяйственных  и военных нужд. Это, прежде всего  эстетика восприятия красивого и грациозного животного.

Это и часть физической культуры, казака, где в постижении верховой езды и джигитовки, казак постигает себя и свои физические и духовные возможности, преодолевает, лень, страх, развивает силу и скорость реакции.

Важно привлекать к верховой езде детей, ибо ни что, иное, как личный опыт, помноженный на исторические знания, не заставляет так остро чувствовать связь времен и поколений.

(Сергей Арчединец, который в жизни реализует принципы казачьей конной культуры, прививая их своим детям. Фото с семинара в Кумлыжинской).

Садясь в седло, мы устанавливаем связь с сотнями поколений наших предков, которых все называли «природными всадниками», мы не даем прерваться, той цепи, что связывает нас нынешних детей 21 века, и тех казаков, что дали нам имя, прославленное в веках.