Category:

Кавалерийская дивизия русской императорской армии. Основная оперативная единица.

С момента ликвидации по окончании Русско – Японской войны, кавалерийских корпусов, кавалерийская дивизия, двух дивизионного состава стала основной оперативно – стратегической единицей в руках командования Русской армии. Всего русская императорская кавалерия выставила на войну 1500 эскадронов, что составляло практически численно всю конницу воюющих держав. При этом кавалерийская дивизия, состояла из четырех полков (драгунского, уланского, гусарского и казачьего),. Кроме кавалерийских частей в дивизию входил также дивизион конной артиллерии из 12 орудий, при которых состояли 14 офицеров и 455 солдат. По штату кавалерийской дивизии полагалась пулеметная команда из 132 человек с 8 пулеметами и малочисленная конно-саперная команда без обоза. 

Конно - сапёрная команда восстанавливает повреждённый участок связи.
Конно - сапёрная команда восстанавливает повреждённый участок связи.

Сравним организацию русской кавалерийской дивизии с организацией прусской кавалерии. 66 кавалерийских полков пошли на формирование 11 кавалерийских дивизий (в каждой из них было по три бригады, т.е. 6 полков, 24 эскадрона), остальные конные полки включались в пехотные дивизии целиком или половинками. Каждая кавалерийская дивизия получала свою конную пулеметную роту с 6 пулеметами; конный саперный дивизион /взвод/ (в мирное время входили в корпусные саперные полки); конно-артиллерийский дивизион с 12 орудиями в трех батареях (в мирное время входили в дивизионные полки легкой артиллерии); а также легкую колонну снабжения. Дополнительно в дивизию могли входить легкая радиостанция (или даже две), автомобильная колонна (в том числе бронеавтомобили), егерский батальон(ы) с велосипедными ротами (почти во всех дивизиях). В результате получалось высокомобильное соединение, включающее 5 тысяч человек и 5,5 тысяч лошадей, не зависящие от общеармейской системы снабжения. 

Таким образом русская кавалерия, будучи высокоэффективной в смысле подготовки личного состава, качества конского состава и общей тактической боеспособности имела два существенных недостатка, сказывающемся на общем оперативном успехе.

1. Отсутствие собственного снабжения. Боекомплект дивизии, включая патроны, де факто возился на лошадях и составлял двухдневный запас, по израсходованию которого дивизия была вынуждена откатываться за пехоту. 

2. Отсутствие радиосвязи. Впрочем, в русской армии в Восточной Пруссии было всего две радиостанции. А в немецкой кав. Дивизии от двух до трёх. Каждому кому приходилось иметь дело с управлением, подразделением в бою не лишне будет напомнить, о том, что связь порой играет решающую роль в исходе боя. Именно так, во время операции в Восточной Пруссии в 1914 году, потерялась целая армия. 

В этом смысле интересно мнение русского кавалерийского офицера В.Е. Арнхольда, который позже в эмиграции опишет разницу в боевом применении русской и германской кавалерии. Первое что, он упоминает, это то что, наши кавалерийские дивизии не имели егерского батальона, который позволял использовать его ночью в качестве боевого охранения, а также роты велосипедистов и тяжёлой батареи. Надо понимать, что использование велосипедистов для шоссейных разъездов экономило силы лошадей и людей, позволяя использовать их для решительных действий в бою. Кроме того, в немецких полках, все унтер – офицеры и офицеры имели карты, бинокли и электрические фонарики, у нас только офицеры. Русская кав. дивизия при организации связи опиралась на телефонную связь имея 30 вёрст, дивизионного кабеля и 20 вёрст полкового. В условиях манёвренной войны этого оказалось мало. Возникла еще одна проблема, при наличии большого числа проволочных заграждений, в наших кав.частях не было ножниц для резки проволоки. Сразу с начала войны были выделены из каждого эскадрона по 21 человек, 2 унтер-офицера, 1 трубач и 18 рядовых. А также конно -сапёрные команды в составе 16 человек нижних чинов, а также двух унтер – офицеров, всё это снизило реальную численность эскадронов до 123 – 125 сабель против 163 у немцев. 

Во время войны пришлось вернуть ручные пулемёты в кавалерию
Во время войны пришлось вернуть ручные пулемёты в кавалерию

При этом немецкие кавдивизии поддерживались огнём бронированных автомобилей и действием авиации. На начальном этапе войны ни того, ни другого в поддержку действия русской кавалерии не предоставлялось. Боевое питание, наши кав.дивизии, как уже указывалось получали от пехотных дивизий, что лишало кавалерию длительной оперативной подвижности. Вес вьюка, русского кавалериста достигал 3 пуда 14 фунтов, это примерно 55 кг, и с учётом веса всадника составлял около 8 пудов, т.е. 128 кг. С учётом не высокой русской кавалерийской лошади, ок. 152 – 155 см, являлось серьезной весовой нагрузкой, влияющей на дальность и интенсивность действий кавалерии. В ходе боевого использования, стало ясно, что двух бригадный состав, доставшийся кавалерии от тех времён, когда она подразделялась на тяжёлую и лёгкую, не оправдал себя. Такая организация предполагала чисто кавалерийскую специализацию дивизии, которая должна постоянно действовать в конном строю, имея легкую бригаду в качестве средства первого столкновения, а тяжёлую в качестве основной ударной силы. Но уже после принятия нового кав.Устава, который уравнял в правах пеший (огневой) бой и кавалерийский бой разница между тяжёлой и лёгкой конницей стала стираться, даже если брать наличие пик, то пики получили также и гусары. В ходе войны было признано не эффективным наличие в кав.дивизиях казачьих полков. Предполагалось к 1917 году создать трёх полковые дивизии, с первым эшелоном и резервом, а казаков свести в казачьи дивизии. При всех недостатках, русские кав. дивизии были более подвижны чем немецкие и достигали при этом большего оперативного успеха. В некотором смысле идеальная германская боевая машина, за счёт сове правильности и идеальной организации, лишалась подвижности, поскольку не снабжение шло за дивизией, а дивизия держалась возле снабжения. 

Маршалл Шапошников, в своих воспоминаниях называл «самокатчиков» и автомобили, «рабами дорог» и указывал, что они сильно отставали от кавалерии связывая её подвижность. 

Отдельно стоит остановиться на пулемётной команде. Уже с 1912 года, кав.дивизия, имела в штате 12 пулемётов «Максим» установленных на станки конструкции полковника Соколова, образца 1910 года. Помимо этого, срой были возвращены пулемёты (ручного типа) системы Мадсена, которые хотя и не позволяли вести шквального огня, как из станкового пулемёта, но в тоже время существенно увеличивали плотность огня в обороне и наступлении. Перевозились они в специальных кобурах. Тема эта настолько интересная, что я решил посвятить ей отдельную публикацию. В практике боевого применения, встречались случаи, когда вьючно – пулемётная команда, разворачивалась перед конной атакой на батарею и эффективно выкашивала прислугу орудий с различных позиций. Особенно это помогало в период 1914 – 1916 годов, когда существовал снарядный голод, сводивший на нет контр – батарейную борьбу. В целом ставка на пеший и огневой бой, оказалась не верной. Кавалерийской дивизии было нечего противопоставить огневой мощи германской пехотной дивизии с её 72 полевыми орудиями против наших 12 и 8 пулемётов наших кавалеристов против 24 пулемётов германской пехоты. Правда в ходе войны пулемётные команды увеличивались и до 12 стволов, но сути дела это не меняло. Кавалерия не могла на равных тягаться с пехотой, в огневом бое и действуя в качестве «завесы» могла лишь замедлять развёртывание противника, но никак не заменять собой пехоту. По сути, единственным преимуществом кавалерии оказывалась «вседорожность» и всепогодность, скорость манёвра и способность к удару кавалерийским «шоком». При этом огневое насыщение рядов кавалерии, могло бы исключить необходимость спешивания для атаки. Общий запас патронов на всадника в 40 штук, не мог тягаться с боекомплектом пехотинца в 240 – 270 патрон. Таким образом вырисовывался довольно специфический способ применения кавалерии. 

А именно. 

- Боевое охранение и разведка.

- Поиск и разведка боем.

- Действия в тылу противника.

- Конные атаки на неподготовленную пехоту противника.

- Конные атаки на артиллерийские батареи не имеющие прикрытия.

- Оперативное закрытие разрывов между пехотными дивизиями.

- Действие в качестве «завесы» для развёртывания или отступления пехотных частей. 

- Стратегические рейды.

- Вхождение в прорывы. 

Попытка рассмотреть и применить кавалерию, как «ездящую пехоту» оказалась провальной ввиду низкой огневой мощи спешенной кавалерии. 

Самокиш "Сигнал к атаке".
Самокиш "Сигнал к атаке".

Вывод. Дивизии русской императорской кавалерии представляли собой отличный боевой инструмент в руках умелого командования, несмотря на ряд недостатков связанных с их техническим оснащением.

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded