Category:

Образ и быт русского кавалериста воспоминаниях офицера Сумского полка.

Офицеры 1 - го гусарского Сумского полка во главе с командиром полка (1906 1912) Полковником Ниловым, в последствии командира 2-й бригады 1-й кав. дивизии.
Офицеры 1 - го гусарского Сумского полка во главе с командиром полка (1906 1912) Полковником Ниловым, в последствии командира 2-й бригады 1-й кав. дивизии.

В нашей публицистике посвященной русской императорской кавалерии очень мало внимания уделяется внимания деталям, жизни и военного быта русского кавалериста. Однако такие детали проливают не мало света на обзор и понимание дальнейшей военной истории нашей кавалерии. Без понимания деталей не возможно познать суть. Потому свои публикации я посвящаю в первую очередь, деталям быта, тактическим операциям, рукопашным схваткам, перестрелкам. А в данной публикации я хочу на примерах из воспоминаний офицера 1-го гусарского Сумского полка, показать как жил русский кавалерист накануне Перовой мировой войны. О книге Владимира Литтауэра я уже писал в своих публикациях, потому остановимся на некоторых важных деталях жизни русского солдата и офицера кавалериста изложенных в его труде. Итак начнём с комплектования.

1-й эскадрон 1-го гусарского Сумского полка, во главе с ротмистром Н.Е. Марковым. Хамовнические казармы, Москва 1910 год.
1-й эскадрон 1-го гусарского Сумского полка, во главе с ротмистром Н.Е. Марковым. Хамовнические казармы, Москва 1910 год.

«В 1913 году семьдесят три процента населения России было неграмотным; в нашем полку доля неграмотных составляла шестьдесят пять процентов. Гусар не учили ни читать, ни писать; зачастую предпочтение отдавалось именно необразованным солдатам: чтение заставляет задуматься, а солдат не должен думать, он должен выполнять приказ. Резерв для формирования унтер-офицерского корпуса комплектовался из числа грамотных солдат. Их обучали в специальной полковой школе командного состава, являвшейся гордостью полка. В полковую школу попадали также некоторые молодые люди, закончившие университет, а иногда и гимназию. Они служили всего год как простые солдаты. После окончания службы они имели право сдавать экзамены в военную школу, чтобы получить офицерское звание.» Тут уместно сделать комментарий, многие из видных советских военачальников в прошлом были унтер — офицерами и сложись судьба страны иначе и Жуков и Рокоссовский  да и Будённый могли бы стать офицерами, а возможно и генералами. Т.е. карьерная лестница для представителей простых сословий не была закрыта. 

Вольноопределяющийся Желтухин с невестой, на груди у него значок Московского университета. Москва 1910 год.
Вольноопределяющийся Желтухин с невестой, на груди у него значок Московского университета. Москва 1910 год.

«При распределении новобранцев учитывался не только рост, но и другие физические данные. Высокие блондины зачислялись в один из пехотных полков; невысокие, темноволосые новобранцы – в лейб-гвардии гусарский полк его величества; высокие темноволосые направлялись к синим кирасирам; курносые отправлялись в лейб-гвардии Павловский полк.» Надо сказать что, в советское время внешние данные учитывались только при отборе в Кремлёвский полк. В остальные части таких требований не было. 

1-йгусарский полк на параде в честь открытия памятника императору Александру III, в Москве. Обратите внимание что синие доломаны офицеров, гораздо светлее солдатской формы даже на чёрно - белом фото.
1-йгусарский полк на параде в честь открытия памятника императору Александру III, в Москве. Обратите внимание что синие доломаны офицеров, гораздо светлее солдатской формы даже на чёрно - белом фото.

«Солдат призывали в армию в двадцать один год, и они служили в кавалерии почти четыре года (в пехоте три года). Если в артиллерию и инженерные войска призывали молодых людей из промышленных районов, которые имели некий опыт общения с техникой, то в кавалерии среди новобранцев преобладали крестьяне, умевшие обращаться с лошадьми. Многие из них впервые увидели железную дорогу, когда их везли к нам полк. Поскольку две трети из них были неграмотны и не умели читать карту, то они не представляли, где находится их дом.» 

Уровень образования новобранцев в СССР был конечно неизмеримо выше, но даже в пограничных войсках встречались такие, кто не мог показать на карте своё место жительства и столицу нашей Родины. Опасаюсь что и сейчас таких не мало.

«Наши казармы, построенные в конце века, казались простыми коробками из красного кирпича. Те, кому хотелось найти что-то хорошее в этих примитивных сооружениях, говорили, что в казармах светло и, благодаря электрическим вентиляторам, всегда свежий воздух. Можно сказать, что в то время вентиляторы являлись предметом роскоши и действительно были крайне необходимы. Солдаты, с утра до ночи занимаясь различными видами физической деятельности, только раз в неделю ходили в баню. Если бы не вентиляторы, то воздух в казармах был бы таким спертым, что, согласно русской поговорке, хоть топор вешай. В наших казармах не было ни читальных залов, ни клубов-столовых. Солдаты ели, читали, изучали воинский устав, сидя на койках, и отрабатывали некоторые упражнения в широких проходах между койками. Умывальники располагались крайне неудобно, в проходе между лестницей и спальнями. Щетки для ногтей появлялись на умывальниках в дни проведения смотров.В русской армии понятия не имели о зубных щетках. Подозреваю, что они вообще не так давно появились в нашей жизни. Несмотря на отсутствие зубных щеток, у солдат, как правило, были превосходные зубы. И этому есть элементарное объяснение: простая, здоровая пища и черный хлеб, обладающий чистящим свойством.» Хочу сказать, что в советские времена, бытовая гигиена оставалась на примерно том же уровне. Даже в Москве где я учился, помывка осуществлялась раз в неделю, душевые в казармах либо не работали либо в них отсутствовала горячая вода. В казармах присутствовала скученность, двух ярусные кровати, вентиляции как таковой не было.  

Полковой врач Рооп со своей семьёй. Фото времён войны.
Полковой врач Рооп со своей семьёй. Фото времён войны.

«Солдат получал пятьдесят копеек в месяц и несколько дополнительных копеек на нитки и иголки.

На стенах также висели открытые полки, разделенные на секции. У каждого солдата была своя секция, в которой, как предполагалось, он будет в течение дня хранить хлеб; ежедневная норма хлеба составляла два фунта, и считалось, что солдат не съедает всю порцию за один раз. Однако солдаты предпочитали хранить хлеб под замком в своих деревянных сундучках вместе с запасной парой сапог и, зачастую, с грязным бельем.»

Вот тут уже прослеживается существенная разница с советскими временами. Никакие продукты не могли храниться в казарменных помещениях. Всё найденное немедленно выбрасывалось. И это правильно. В противном случае мы имели бы дело с грызунами. А грызуны это эпидемии самых опасных болезней. 

«Кроме уже упомянутых 2 3/4 фунтов черного хлеба, каждый солдат ежедневно получал 1/4 фунта мяса, чай и сахар. На завтрак был чай с хлебом, в обед щи из квашеной капусты с мясом, на ужин гречневая каша. О таком понятии, как десерт, в русской армии даже не слышали. У каждого солдата была своя тарелка и миска. Многим солдатам это было в диковинку. В русских деревнях вся семья, сидя вокруг стола, обычно ела из одной большой деревянной миски. Мясо, порезанное на маленькие кусочки и брошенное в суп, удавалось поесть разве что раз в неделю. Следуя привычке, солдаты собирались группами по трое-четверо, сливали свои порции в одну большую миску и дружно хлебали из нее.»

Разумеется привычка хлебать из одной миски ушла из быта русского (советского) солдата, однако мне приходилось встречать тех, кто не умел пользоваться вилкой, не говоря уж о ноже. 

«Солдаты были хорошо одеты: каждый имел три комплекта формы. Один хранился про запас; второй надевался во время выхода в город, на смотрах и парадах, а третий – в казармах. После 1905 года появились простыни и одеяла, роль которых до этого исполняли шинели. По крестьянской привычке солдаты обматывали ноги портянками, утверждая, что они мягче и теплее, чем носки. Портянки были извечной солдатской проблемой. К такого же рода вечным проблемам относились пуговицы; если вы теряли пуговицу, то должны были самостоятельно найти ей замену.»

В советское время солдаты были также одеты довольно прилично. Форма из натуральных и смесовых тканей, вполне соответствовала потребностям службы. Разумеется постельное бельё также входило в постоянное довольствие военнослужащих. 

Немного о быте офицеров. Разумеется быт офицеров царской армии существенно отличался от быта советских офицеров, поскольку первые были (особенно в кавалерии) выходцами из высших слоёв общества и не нуждались в жаловании, как в основном источнике дохода. Доход им приносили поместья или капиталы родителей. 

Корнет С.В, Ваккар - 1-й гусарский Сумской полк, на Рижском фронте. Крайний справа. На груди хорошо виден значок Елисаветградского кав. школы.
Корнет С.В, Ваккар - 1-й гусарский Сумской полк, на Рижском фронте. Крайний справа. На груди хорошо виден значок Елисаветградского кав. школы.

Пару слов об офицерском собрании. 

Обставлены комнаты были весьма неважно, зато мы могли гордиться нашим столовым серебром. На протяжении многих лет каждому вновь прибывшему в полк офицеру заказывался серебряный набор: вилка и нож, на которых было выгравировано имя владельца. Столовая была довольно большая; за длинным столом могли свободно разместиться двадцать человек. Вдоль стены, на приличном расстоянии от стола, тянулась стойка, на которой стояли разнообразные закуски, ветчины, колбасы, пирожки, копченая рыба, горячие мясные блюда и т. д. и т. п. В общем, все то, что идет под водку. По русской традиции у стойки выпивали и закусывали стоя. Хозяйственно-распорядительные функции осуществлялись по выбору офицеров. Существовала должность «хозяин офицерского собрания», которая отнимала много времени у офицера, выбранного на эту должность. Повар и два официанта работали по найму. Один из официантов, некто Львов, обслуживал наших офицеров с Турецкой кампании 1877 года. Когда у нас были гости, официантам помогали несколько солдат. Кухня офицерского собрания в значительной степени зависела от гастрономических пристрастий хозяина. За несколько лет до моего прихода в полк кухня и напитки оставляли желать лучшего. 

В гарнизонах советской армии, также были «Дома офицеров» причём в ряде гарнизонов они являлись важными культурными центрами. Там были и буфеты и столовые с весьма хорошим ассортиментом. Впрочем о службе и быте кавалерийских офицеров я расскажу в следующей публикации.

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded