Categories:

Туркмены и казаки . Сплетение судеб.

Донские казаки давно знакомы с туркменами. Да так, что само название донской папахи, «турухменка», ещё долго бытовала в донских степях и станицах. «Казаки! Атаман турухменку гнёть!» Именно от туркменов, папаха распространилась сначала в Южное Закавказье и донские степи, и уж только потом попала на Северный Кавказ. Если посмотреть на приведённое фото, то в чертах многих донских казаков можно угадать огузские черты. Кровь огузов очень сильная. Да и диалектизмы — тюркизмы донского «гутара», а также донская национальная кухня имеют именно огузские, а не кыпчакские заимствования. 

Даже известные всем, донские азямы и архалуки имеют именно огузское происхождение, как и кушаки. Всем известное слово «чирики» происходят от огузского слова «чарык», обувь без задника. Такая обувь особенно удобна, поскольку наши народы имеют обычай разуваться при входе в дом. Корни огузов — туркмен очень древние. Уже в III тыс. до н.э. нынешнюю территорию Туркменистана населяли предки современных туркмен, называемые в «Авесте» турами. Это они впервые применили коня в военном деле, что надолго обеспечило им преобладание над армиями Древнего Востока. Это они в VII в. до н.э. более чем на 1500 лет покорили весь Ближний и Средний Восток. На территории Туркменистана полное поражение потерпели несокрушимые до тех пор армады персидских царей Кира II и Дария I. Александр Македонский не стал испытывать судьбу и обошёл туркмен — огузов стороной. Даже объединение Китая (в 231 году до н.э.) произошло не без их помощи. Известно также, что в середине VIII в. регулярная армия Китая возглавлялась огузским ханом Ань Лушанем, который какое-то время даже правил империей, пользуясь поддержкой соотечественников. Особый интерес вызывает то, что туркмены оставили свой след в истории арабов, все халифы IX – XII вв. были сыновьями туркменских женщин, а туркменские гвардейцы составляли ядро халифской армии. Своей могучей военной силе, туркмены были обязаны уникальной ахалтекинской породе лошадей, которая не только оставила след в донской породе, но и приливается до сих пор. Чтобы было понятно, прилитие крови, близкородственных пород не считается породной смесью, как например, было бы при смешении кровей немецких и донских лошадей. На этих лошадях, туркмены в разные периоды своей истории вели боевые действия от Китая до северной Европы. Удивительно но туркмены служили даже в частях Фридриха Великого! Они оказывали воинские услуги Великим Моголам, но самое интересное что, в конце 16 начале 17 века, часть туркменских племён переселились в низовья Волги и стали служить московским царям неся пограничную службу. 

Ежегодно выставлялось 500 всадников со своим провиантом, лошадьми и фуражом, которые поступали в распоряжение Астраханского казачьего войска. Фактически они принесли в низовья Волги и Дона, а также на Северный Кавказ, воинскую конную культуру. 200 джигитов во главе со старшиной Ураком сражались в Европе в составе корпуса генерала Савельева в 1804–1807 годах. В 1812 году туркмены составили отдельный полк. Само слово «джигит» пришло на Дон, абсолютно не с Кавказа, а от тех огузов что, осели на Дону. Само слово «джигит» искажённое «йиит», от слова «Йии» лучший. Означает «удалец», «молодец». 

дин из казаков, участник кампании 1880-1881 годов, сказал писателю Евгению Маркову: «Текинцы молодцы! Казакам нашим, где ж до них, хоть и те ничего народ! Чего лучше – один против наших пятерых бьется и не сдастся никогда». А генерал Н.И. Гродеков в 1883 году отмечал: «Не было высшего преступления, как изменить своим, и потому никто не сомневался, чтобы кто-либо из их среды мог быть изменником.» историк Н. Латкин отмечал: «Туркмены и особенно текинцы горячо любят свою родину и готовы защищать ее до последней капли крови, что они и доказали при Геок-Тепе, где русские потеряли больше, чем вообще за время завоевания в Средней Азии». Огузы всегда отличались религиозной терпимостью. Именно потому они так легко покорили просторы Малой Азии и заняли Константинополь. В одном из текинских селений, туркмены увидели молящихся солдат и тут же пали на колени. Когда русский солдат, с удивлением спросил, разве не грех им молиться не по своему обряду? Те ответили ему — ««Я знаю, что вы молитесь тому же Богу, что и мы, ибо Бог один... отчего же и мне не молиться с вашими кази?» (Кази - священник) .

Будучи конниками от рождения, они как, и все конные народы, были людьми «прямой воли», т.е. не склонны к коварству, если речь не шла конечно о войне, прямые, благородные и открытые. Конные народы с малых лет, вырастая среди лошадей, с молоком матери получали знания о том, что конь всегда разгадает, труса, подлеца, и не даст сесть на себя и владеть собою. Ведь владение конём, не терпит «заднего» ума и коварства. Конь всегда разгадает натуру всадника. Текинские кони жили в холодное время года, в юртах, и содержались в удивительной чистоте. Будучи членами семьи, их выкармливали с рук, давая сухой творог, сушёные фрукты, зачастую отказывая себе во всём. Генерал Н.И. Городеков в 1883 году писал: «Не было высшего преступления (среди текинцев), как изменить своим, и потому никто не сомневался, чтобы кто-либо из их среды мог быть изменником.» 

Туркмены конного дивизиона
Туркмены конного дивизиона

Император Александр III, после кровопролитных боёв при Геок — Тепе, взял политический курс на умиротворение туркменских племён и склонению их к добровольной службе России. Несмотря на взаимные кровавые потери такая политика увенчалась успехом. «Условия комплектования в общем таковы же, как и других милиционных частей, существующих на Кавказе, т.е. в него поступают туземцы по добровольному желанию, причем от казны выделяется каждому всаднику-джигиту один кавалерийский карабин и 25 рублей в месяц. На эти деньги он должен содержать себя и лошадь... В Закаспийской области при сформировании пограничного надзора Закаспийского таможенного округа желающих служить... туркмен оказалось втрое более числа имевшихся вакансий... И надо отдать полную справедливость джигитам Туркменского конно-иррегулярного дивизиона, что все они в своих национальных барашковых папахах (тельпек), в халатах с погонами с изображением на них букв «Т», опоясанные ремнями с блестками, к которым прицеплены кривые туркменские шашки, и с винтовками-берданками за плечами представляют из себя типы отчаянных, лихих наездников и рубак...» (1901 год, «Закаспийская область).
В 1909 году русский офицер Д.Н. Логофет в своих путевых заметках также положительно отзывался о туркменских конниках: «Это хорошая воинская часть, – писал он, – Сидящая на отличных конях. Служба всадников совершенно та же, что и наших казачьих частей. Офицеры же... частью производятся из тех же всадников... Вообще туркмены представляют собой прекрасный материал для комплектования нашей кавалерии. По своему характеру и веками усвоенным понятиям эта народность, особенно желательная в рядах нашей армии». По сути туркмены влились в русскую армию, на схожих условиях, что и донские казаки, таким причудливым образом история казаков и туркмен вновь переплелась. 

Два первых эскадрона этого войска отлично сражались при Кушке с афганской кавалерией. Полковник Алиханов, командовавший ими, дал им белое знамя, на котором с одной стороны было вышито золо­том, арабскими буквами слово «Аллах», а с другой – буква «А» с царской короной, инициал Императора Александра III. Во время атаки знаменосец был ранен в рукопашной схватке. генерал А.В.Комаров специально отметил героизм туркмен: «Джигиты упо­требляли все усилия стать достойными государевыми слугами и своей кровью за­служили право на братское товарищество с регулярными войсками». Атака царско­го отряда на вчетверо пре­восходящего по численности противника была так стремительна, что афганцы отступили к Герату, потеряв при Ташке – при 600 человек уби­тыми, 8 орудий и два знамени. Эмир афганский Абдуррахим-хан писал: «Ан­глийские войска и офицеры были до та­кой степени испуганы и нервозны, что бежа­ли в диком замеша­тельстве, не будучи в состоянии отличить друзей от врагов».

Туркменская конная милиция - аналог казаков.
Туркменская конная милиция - аналог казаков.

24 февраля 1885 г. – офи­циальное рождение нового воинского подразделения – Туркменской конной мили­ции, куда вошли лучшие джигиты из милиционеров ахалцев и мервцев. Был назначен и ее начальник – капитан Петр Петрович Калитин, од­новременно состоящий при войсках Кавказского военно­го округа. 19 декабря 1885 г. подразделению был выдан штандарт (отличающийся от знамени мервской милиции): на желтом полотнище пере­крещиваются две красные полосы и в середине надпись черными буквами «ТРК». поручик цар­ской армии туркмен X.Хаджиев: «В диви­зион поступали лю­ди, искавшие подви­га и удали, поклонни­ки храбрых, жаждав­шие приключений и, наконец, желавшие научиться военному искусству. Это были сыновья ханов, сер­даров, знатных турк­мен, которые хотели продолжать удалую жизнь отцов. Это  желание впиталось в них с молоком ма­тери. Желающих поступить в дивизион было много, но правительство их не хотело принимать, ибо требуемое число людей было пополне­но, а вместе с тем, еще существовало опасение вооружать сынов Ахала, история покорения которого была еще свежа в памяти». 

30 января 1911 г. Турк­менский конный-иррегулярный дивизион был переиме­нован в Туркменский конный дивизион. Это была великолепная воинская часть, джи­гиты сидели на обученных чистокровных ахалтекинцах. Всадники служили, по всей вероятности, по 15-20 лет. А впереди их ждала самая кровопролитная в истории человечества война и русская революция пришедшая на туркменскую землю.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded