Category:

Дон в огне русской революции - 2 Казачий социализм.

Дон в огне русской революции. Казачий социализм.

Знать и понимать историю, не есть одно и тоже. Соответственно и понимание истории гражданской войны, на Дону, которая постепенно переросла в национально – освободительную рассматривается не с тех углов и самое главное не с тех базовых, исходных позиций. Начнём, пожалуй, с большевиков. Успех большевиков не был случайным, также не был он результатом их особой кровожадности и беспринципности. Скорее наоборот. Большевики очень чётко следовали своим принципам. Когда мы произносим слово «большевик», «партия» относительно периода Гражданской войны, мы подразумеваем Троцкого. Когда мы произносим фамилию Троцкий, мы понимаем партию большевиков. Ленин, был хорошим полемистом и мечтателем, он возможно даже не знал или скорее всего не предавал значения кипучему гению Троцкого. Ленин говорил, что, возможно люди его возраста и не увидят социалистической революции в России. Тем временем Троцкий начиная с 1905 года создавал в России параллельную власть. Систему Советов. Советы изначально это отнюдь не исключительно большевистский орган. Вот почему в период Вёшенского восстания гулял лозунг – «Советы без большевиков». Туда входили и эсэры и анархисты. И ведь потом, по окончании гражданской войны, вспыхнула её вторая серия в южнорусских губерниях, Воронеж – Тамбов поднялся против большевиков под знаменем эсэров. Соответственно, когда на Дону стали формироваться Советы, их никто не воспринял, как исключительно власть большевиков. И вот этот пункт Советская власть не равна большевизму стоит застолбить в своём сознании. Это уже потом большевики узурпировали Советы. Из всего сказанного мы сделаем два вывода. Первый. Реальным руководителем революции и гражданской войны был Лев Троцкий. Второе созданные им Советы пронизывали своей сетью почти всю Европейскую часть бывшей Российской империи, что в последствии обеспечило то, что в советских учебниках назвали «Триумфальным шествием советской власти». 

Троцкий и его соратники, провели гигантскую работу, чтобы первое – создать параллельную систему власти практически во всей стране, в том числе и в Сибири, второе, они обеспечили практически бескровный переход власти от разложившейся в ходе февральской революции царской администрации к новой власти Советов. Как только была взята власть в Петрограде, вся теневая сеть Советов, ожила приняв на себя все административные функции. И если в других городах, советская власть отметилась грабежами и экспроприациями, то на Дону массовых экспроприаций не было по причине примерной социальной однородности населения и лишь позже, советы и большевики показали своё нутро, позволив иногородним захватывать казачьи земли. Также стоит отметить, что на Дону не рухнула власть буржуазии и финансистов по той причине, что Войсковое правительство довольно долго контролировало ситуацию и большевикам было не до грабежей Ростовских толстосумов, а те в свою очередь не понимали с кем имеют дело и отказывались финансировать и Войсковое правительство, и добровольцев. Почему же на первоначальном этапе простые казаки поддержали большевиков и Советы? Я всё время буду напоминать, что на первоначальном этапе Советы не были бутафорским прикрытием власти большевиков. Советы действительно были многопартийными и выборными. Более того, в них избиралось и местное население. Парадокс состоял в том, что большинство казачьего населения Дона, по социологическим опросам стояло за казачью власть на Дону. Но этот факт кажется парадоксом только в первом приближении. На самом деле в отличие от остальной России, выборная власть не была для казаков чем-то незнакомым и враждебным. Выборные начала власти, укоренились в генах казаков еще много столетий назад. И они ошибочно восприняли Советы, как форму освобождения от старого мира и как, форму возврата к прежним временам народоправия. Донские казаки в отличие от казаков войск, образованных царской Россией, были изначально не служаками, а вольными людьми. Изначально принимая к себе беглецов не только из Московии – России, но и из Польши, и даже с Кавказа, донцы утвердились в антифеодальных настроениях, который выплеснулись в московско – казачьих войнах, 17 – 18 веков. На Дону изначально закрепился некий «казачий социализм» основанный на отсутствии частной собственности на землю, в общественных формах владения землёй и прочими угодьями. Первоначально, когда земля еще не шла массово под распашку, донцы владели «ухожаями» т.е. участками на которых они охотились, ловили рыбу, заготавливали сено. Каждый мог прийти и жить там, но земля оставалась собственностью Войска. Вдалбливание в голову того факта, что донцы — это некое служивое сословие, расходится с исторической действительностью. Ведь никто, донцам землю не нарезал от царской короны. Эти владения были заняты войском, сильно урезаны царями, но землю донцы себе нарезали сами. Царская власть, ничего донцам не дала, она просто узурпировала некоторые права Войска, но землю донцам царь не давал. Это стоит застолбить в своём сознании. По сути, Донское войско руководствовалось принципами социальной справедливости, где каждый гражданин войска имел имущественные гарантии, право судебную защиту и право на защиту своего уклада жизни. Казалось бы, для большевиков казаки должны были бы оказаться находкой, не они ли всегда хотели свергнуть царя и посалить на трон царя из народа, установить по всей России казацкие порядки, народоправие, социальную справедливость, выборность и сменяемость власти, праведный суд? Но Троцкому и большевикам, были не нужны никакие вольные люди, ему были нужны рабы, дрова из людей для топки паровоза мировой революции, которая сметёт, нации, границы, религии, обычаи и культуру. 

Большая часть простых станичников, так и оставалась враждебной «панам», «ахвицерам» и прочим представителям прежней элиты Российской империи. Те, кто, не поддержал Войсковое правительство и те, кто поддержал большевиков в одинаковой степени стремились к установлению народной, казачьей власти основанной на прежних до служебно – войсковых принципах. Большая часть казаков хотела не возвращения прежних порядков, она хотела народной власти. Именно этой власти желали члены Временного Донского правительства. Те, кто, выступил первыми против большевиков, донские партизаны, представляли верхушку донского общества, его образованную часть, уже изрядно оторвавшуюся от народа и потерявшего связь с ним. Точно также, как верхние слои русского общества оторвались от народа. Народ не понимал их, не поддерживал и был им враждебен, поскольку народу была враждебна вся прежняя система политического и экономического устройства Российской империи, где реальными привилегиями обладало 3% населения. Именно потому походный атаман П.Х. Попов был, по сути, враждебен Временному донскому правительству, состоящему из простых казаков. Эти люди думали и мыслили по-разному и фактически говорили на разных языках. Показателен и пример с Голубовым, который помогая красным на самом деле преследовал исключительно свои цели, желая стать этаким революционным атаманом. Примерно то же самое можно сказать и про Миронова. Ни Миронов ни Голубов, не были глубоко знакомы с теорией марксизма, и я не думаю, что, им были ведомы глубинные цели троцкистов – большевиков. Они воспринимали революцию, как борьбу за «казацко – мужицкое царство», как это было уже при Разине и Булавине. Показательно, что Голубов погиб от рук простых станичников, взбунтовавшихся против большевиков, а Миронов погиб от рук самих большевиков. Трагедия донских казаков заключается в том, что был упущен момент для борьбы за свои собственные интересы. Войсковое правительство представляло в газах большинства донцов осколок прежнего мира, партизаны то же самое, а лидера, который смог бы всколыхнуть казаков на борьбу «За Старое Поле, за Престол Пресвятой Богородицы», на тот момент не нашлось. Национальная идея в форме организации собственного государства пришла слишком поздно. Во время войны упущенные возможности, не возвращаются. Но об этом в следу

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded