Previous Entry Поделиться Next Entry
Об адыгах (черкесах) в Турции. Исторические параллели.
казаки кавалерия лошади
karabai96
В комментарий к публикации - http://caucasustimes.com/ru/cherkesy-demonstrirujut-nebyvalyj-nacionalnyj-podem/ довольно бурно обсуждавшийся в ленте ФБ (Казаки в ФБ) - https://www.facebook.com/groups/kazakia/?multi_permalinks=1579464822086916&comment_id=1581151485251583¬if_t=like¬if_id=1495614444802589.
Итак сам комментарий к статье. Так уж ли обижены адыги (термин "черкес" это историческая попса) в ходе событий середины 19 века и что, в этой истории правда, а что миф. Поскольку формат моей записи публицистический я не готов глубоко на уровне источников погружаться в данную тему, но тем не менее продолжим. Итак для начала. История адыгов и иных выходцев с Кавказа на территории Османской империи имеет куда более раннюю историю нежели середина 19 века. Всем кто хоть как-то знаком с историей Кавказа и Малой Азии, а также Ближнего Востока известно такое явление как мамелюки. Особенность мамелюков состоит в том, что таковыми называли выходцев с Кавказа и даже иногда греков. Это были своего рода военные рабы, которые в последствии стали военной элитой арабских стран и в частности Туниса. И вот вам короткий не обременительный пример.
Хайраддин-паша является как бы иллюстрацией политической истории Туниса и Турции XIX в.

В Тунис он попал уже в зрелом возрасте в 1840 г., где поступил в гвардию Ахмад-бея (1837–1855)7. В стране правила династия Хусейнидов, основатель которой Хусейн бен Али, начальник спахиев, по всей видимости, также был уроженцем Западного Кавказа. Хусейниды проводили независимую политику и опирались на мамлюкское войско. Мамлюки в Тунисе образовали замкнутую аристократическую касту и к концу XVIII века прибрали к своим рукам все посты в армии, во флоте и в административном аппарате8. С конца XVIII в. и вплоть до 70-х годов XIX века мамлюки управляли этой страной в качестве главных министров, а беи-Хусейниды являлись лишь номинальными правителями. Среди тунисских мамлюков преобладали черкесы, грузины и греки. Причем черкесы и грузины, как отмечает Леон Браун, относились к грекам и прочим выходцам с Балкан, не лучше чем к местному населению. О доминировании черкесов и грузин в Тунисе сообщал Осман-бей, один из участников Восточной кампании 1854 г.: «Простые мамлюки, воспитанные в условиях феодального порядка с привитою европейскою организациею, они большей частью состоят из черкесских и грузинских невольников, заброшенных судьбою в Тунис и овладевших впоследствии властью». Ближайший сподвижник Хайраддина, Хусейн-паша, также был черкесом. Хайраддин-паша был лидером партии либералов и западников: под его непосредственным руководством в Тунисе были проведены реформы, «в корне подрывающие основы традиционного общества». Далее я продолжать не буду, просто отмечу что, из данного примера явно видно, что адыги были хорошо известны и до своего переселения на территорию Османской империи. Причём современный термин "Турция" не употребим для оценки переселения адыгов, поскольку территория на которой они распространились была куда больше территории современной Турции и охватывала арабские провинции Османской империи, включая к примеру Сирию и Тунис. Итак мы выяснили что, адыги были далеко не новым этносом в Османской империи. Теперь поговорим о причинах. Причины переселения адыгов лежат в причинах и следствии Кавказской войны. Причина самой Кавказской войны это разумеется движение России на Кавказ, как на протекторат Османской империи и в Закавказье как в зону влияния Персии. Но до начала активных боевых действий России на Кавказе адыги не жили мирно ни сами с собой ни со своими соседями, например столкновения с донскими казаками во взаимных набегах продолжались весь 18 век. Одной из причин поражения адыгов было то, что часть адыгских племен перешла на сторону России. И самое главное адыги всегда были разобщены и грабили друг друга. Причиной переселения явилась не столько политика России, сколько деятельность османских эмиссаров, которые распространяли небылицы о насильственной христианизации адыгских племен и о желании России полностью истребить адыгов. Само по себе переселение было весьма трагичным. А вот последующая история адыгов в Османской империи была не столь печальна как, её представляли советские и собственно говоря адыгские историки. Махаджиры - переселенцы не были безропотными рабами и сами стали "ковать своё счастье". тяжкие испытания не сломили дух и волю махаджиров. Более того, все те земли, на которых ныне живут их потомки, были завоеваны первым и вторым поколением махаджиров. Формально, эти земли были выделены им османским правительством, но на деле черкесам пришлось силой брать их у местных племен: болгар, сербов, армян, курдов, друзов, бедуинов и самих турок. Разбои махаджиров напомнили всем времена мамлюков. Согласно Берлинскому трактату от 1878 года османское правительство обязывалось переселить балканских черкесов в азиатские провинции и не расселять их при этом вблизи от российского Закавказья36. В свою очередь, Греция обратилась к османскому правительству с требованием не размещать черкесов вблизи ее границ. В европейской прессе была развернута, не без участия российских посольств, антиадыгская кампания, когда малейшие столкновения «раздувались до уровня международного конфликта». Статья 61 Берлинского трактата обязывала османское правительство оградить армянское население от черкесских погромов. Даже фанатичные и воинственные курды уступили черкесам свои земли между Кайсери и Сивасом. Адыги основали вкупе с чеченцами свои поселения от Мардина до Хилла и Кербелы на территории иракского Курдистана40. У курдов, вытесненных с района Узун Яйла (между Кайсери и Сивасом) до сих пор имеется печальная песня о том, как их предкам в результате жестокой войны с белокурым и голубоглазым народом в высоких бараньих папахах пришлось оставить свои селенья и уйти на восток. На фоне курдов абадзехи, темиргоевцы и кабардинцы, занявшие земли Токата, Сиваса и Кайсери действительно выглядят как блондины. Российский военный историк В.А. Потто уже в 1840 году писал: «Самому курду, так славному на Востоке удальством, закубанский горец не доверил бы даже почистить свою винтовку или шашку».

О черкесах, поселившихся в районе Токата (фактически, это уже район Узун Яйла) в 1887 году писал А.В. Елисеев: «Округ Токата интересен для нас русских тем, что заполнен поселками черкесов. Эти отчаянные джигиты и головорезы, которые наводят страх на всех в Малой Азии своею жестокостью и разбоями, приняли небогатого русского странника так радушно и тепло, что не знали чем угостить». Тот колоссальный военный опыт, которым обладали черкесы — натухайцы, шапсуги, абадзехи, убыхи, темиргоевцы, бесленеи и кубанские кабардинцы, — делал их адаптацию весьма скорой. Уже через несколько месяцев или, по крайней мере, через год после переселения им уже сопутствовало материальное изобилие. С другой стороны, черкесам было нечего терять: они должны были либо победить, либо умереть. Грабеж, воинская служба и высокий уровень культуры жизнеобеспечения - вот, что позволило черкесам устроиться на новом месте. Среди махаджиров были такие лидеры как натухайский тлекотлеш Шурухуко Тугуз, которого в европейской печати сравнивали с Ричардом I Львиное Сердце и который в качестве кавалерийского военачальника без малого 60 лет воевал с русскими. Вместе со своим народом он в 1864 году оставил пределы Адыгеи; и в Турции, как писал Султан Крым-Гирей, «он наводил страх на турок». Подобных сведений в источниках содержится очень много. Ситуация с адыгами повлияла на всё османское общество, когда среди простых турок и даже среди зажиточных слоёв общества было почётно иметь в родне адыгов. Эта ситуация напоминает южную Россию, когда среди зажиточных русских или украинских крестьян было почётно иметь в родне донскую казачку.
"Угнётенные" Турцией адыги достигли небывалых высот в Османской империи и в последующем уже в новой Турции. Причём адыги проявляли себя именно на военной службе. Можно утверждать, что махаджирство лишь усилило позиции черкесской элиты Османской империи. Османский истэблишмент и военно-полицейский аппарат в арабских провинциях комплектовался, в большинстве своем, черкесами. Последние воспринимались арабами не иначе как представители стамбульского правительства. Осложнения у адыгов начались с приходом к власти младотурок, среди котрых преобладал шовинистический уклон. Хотя первоначально партия "младотурок" состояла из константинопольских турок (полиэтничных по своей сути) албанцев и адыгов их влияние в этой партии сошло на нет. Национал - шовинистический угар возобладал и сами адыги серезно пострадали от рук турецких шовинистов. Один из лидеров адыгов Назим-паша был «вероломно убит младотурками во главе с нынешним пресловутым Энвер-пашой, во время мирных переговоров за свое желание — скорее окончить войну с балканскими славянами». Вскоре погиб генералиссимус Шевкет-паша, чеченец, ранее командовавший «Армией действия», свергшей султана. «Подозрение пало на адыгов из родовитых фамилий, — сообщал Довлет-Гирей, — и имевших влияние на общественную и политическую жизнь Турции. Из них без всякой пощады повешено было 12 человек. Кроме того, около 1300 офицеров-адыгов из турецкой армии было сослано в разные места Турции, где они находятся до сих пор. Большинство офицеров были уволены и изгнаны без всякой причины, и только, может быть, около 2% осталось в армии. Все эти обстоятельства способствовали крайне враждебному и озлобленному настроению адыгов против младотурок. И вот интересный поворот истории, в ходе событий связанных с последствиями поражения Турции, в Первой мировой войне, греки как сторона Антанты, предлагают адыгам создать адыгскую республику под греческим протекторатом в Смирне (Измир). Было это дело в 1920 году. Но этим планам не суждено было сбыться по причине не высокого авторитета греков в среде адыгов и турецких крестьян. И большинство адыгов приняло сторону национально - освободительного турецкого движения. Была еще одна причина. А именно ход гражданской войны в России. В ходе распада Российской империи, на Кавказе в 1918 году была провозглашена Горская республика. И адыги ожидали скорого признания её новой Турцией и создание конфедерации с ней. Однако сама новая Турция оказалась в союзе с Советской Россией, и планам адыгов не суждено было сбыться. Была третья причина. Адыги не хотели строить новое государство не на своей земле. И правильно! Создай его, не известно как бы всё это закончилось для адыгов. Дальнейшие события развивались еще более драматично. Часть адыгской элиты связанной с османским халифатом столкнулась по сути в гражданской войне с демократически настроенными адыгами. В результате старая адыгская элита сошла с исторической арены одновременно с гибелью османского халифата.
Но адыги отнюдь не выиграли от крушения Османской империи (халифата). Дело в том, что в результате победы Мустафы Кемаля на руинах халифата он стал строить турецкое государство и не как "общий дом народов" которым являлся халифат, а как моноэтничное государство турок. В Турции в 1923 г. шовинистически настроенные турецкие элементы из окружения М. Кемаля, с его молчаливого согласия, выдвинули проект депортации черкесов и абазов из Западной Анатолии в наиболее пустынные и безжизненные районы Восточной Анатолии, а, по сути, Курдистана и Армении. Лишь прямое вмешательство и заступничество многих высших сановников и генералов, решимость абхазо-адыгов с оружием в руках отстаивать свои права, остановили Ататюрка.
С гневным протестом выступил знаменитый интеллектуал абазин Мехмед Фетгерей Ашани (Шоэни). Его «Обращение к общественности и Великому Национальному Собранию Турции по поводу черкесской проблемы» оказало отрезвляющее воздействие на турецких шовинистов. Они убедились, что с черкесами им не удастся обойтись так, как до того младотурки обошлись с несчастными армянами. Ататюрк был не готов вмиг развязать гражданскую войну и отказаться от черкесской поддержки. Дело еще в том, что воинский авторитет адыгов, был как некогда высок. Мода на адыгские папахи, у турок из окружения Кемаля возникла не случайно. При столкновении с греками, один только вид адыгских папах обращал греков в ужас и они бежали боясь сделать даже выстрел в их сторону. С тех пор папахи вошли в обиход новой турецкой армии.

Учитывая боеспособность адыгов, исключительная ставка на турок обернулась бы государственной катастрофой. Реуф-паша был причислен, наряду с Анзавуром и Эдхемом, к самым ярым врагам Турции. Но репрессирован он не был: слишком знаковой фигурой он являлся в новейшей политической истории Турции. После смерти Ататюрка в 1938 г. все его старые противники — Хусейн Реуф-бей, Али Фуад-паша Джебесой, Кязым Карабекир-паша и др. — пришли к власти и заняли ответственные посты.
В 1927 г. турецкий парламент принял закон, запрещающий гражданам страны разговаривать в публичных местах на любом языке, кроме турецкого. Адыги эволюционировали в рядовых обывателей турецкого государства.
Продолжает искажаться этническая историю адыгов и сейчас. К примеру современные турецкие исторические издания выводят адыгов от арабов либо от самих турок поселившихся на Кавказе игнорируя чуть ли не тысячелетнюю историю самих адыгов.
Выводы. Адыги не являлись новичками в Османской империи. Положение адыгов после их переселения в Османскую империю было отнюдь не бедственным. Положение адыгов в Османской империи и в современной Турции в корне отличается. У адыгов по сути нет иного пути, как переселиться на родину предков дабы избежать полной ассимиляции в Турции.

?

Log in